Регистрация | Войти

ENG  |  RSS  |  Мобильная версия  |   Обратная связь  

CustomsOnline - Все для участников ВЭД

Стоимость доллара США, евро и китайского юаня по отношению к российскому рублю  

» Новый обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости, классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД, возвратом таможенных платежей и привлечением лиц к административной ответственности
16 января 2020 | Новости законодательства
  1. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров, а также делам, связанным с возвратом (зачетом) таможенных платежей.
1.1. Общество обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края (далее – АСКК) с заявлениями о признании недействительными решений таможенного органа о корректировке таможенной стоимости товаров.
Решениями АСКК от 25.09.2019 по делам № А32-8863/2018, № А32-8846/2018, № А32-8895/2018, оставленными без изменения постановлениями Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда (далее – 15 ААС) от 16.12.2019, от 11.12.2019 и  от 11.12.2019 соответственно, в удовлетворении заявленных требований обществу было отказано.
Суды, принимая судебные акты в пользу таможенного органа, приняли во внимание документы, в том числе таможенные декларации, полученные в рамках оперативно-розыскных мероприятий от таможенной службы Турции на основании Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Турецкой Республики о сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах, свидетельствующие о занижении обществом заявленной таможенной стоимости вывозимых товаров.
В результате сравнения сведений, указанных обществом в декларациях на товары при декларировании, в коммерческих документах, относящихся к рассматриваемой сделке, в полученных от таможенной службы Турции документах, установлено несоответствие заявленных обществом сведений о стоимости товаров.
Суды пришли к выводу, что общество на этапе таможенного декларирования скрыло от таможенного органа действительную стоимость товара – пшеница продовольственная, задекларированного по декларации на товары, путем представления коммерческих документов (инвойс, контракт и другие), содержащих информацию с заниженной ценой вывозимого товара.
1.2. Общество обратилось в АС КК с заявлением о признании незаконными решений о внесении изменений в сведения, заявленные в декларациях на товары, касающиеся таможенной стоимости.
Решением АСКК от 23.10.2019 по делу № А32-26595/2019, оставленному без изменения постановлением  15 ААС от 24.12.2019, в удовлетворении заявленных требований обществу было отказано.
Принимая судебные акты в пользу таможенного органа, суды руководствовались следующим.
Согласно статье 40 ТК ЕАЭС таможенная стоимость оцениваемых (ввозимых) товаров не должна включать расходы по перевозке (транспортировке) товаров, осуществляемой после их прибытия на таможенную территорию Таможенного союза при условии, что они выделены из цены, фактически уплаченной или подлежащей уплате; заявлены декларантом (таможенным представителем); подтверждены документально.
Таможенный орган в ходе камеральной проверки пришел к выводу о недостоверности заявленной обществом таможенной стоимости товаров, поскольку  транспортные расходы не подтверждены документально и в таможенную стоимость товаров не включены расходы, связанные с вознаграждением экспедитора.
Суд пришел к выводу, что экспедитором и обществом не представлены какие-либо подтверждающие документы, устанавливающие размер вознаграждения экспедитора (торговой наценки) или позволяющие расчетным способом определить его размер исходя из понесенных транспортных расходов по территории Финляндии и по территории ЕАЭС. Кроме информационного письма о разбивке транспортных расходов от экспедитора в ходе камеральной таможенной проверки, а также судебного разбирательства не представлено документов, подтверждающих произведенную разбивку транспортных расходов по территории Союза и иностранного государства.
Суд согласился с выводом таможенного органа о том, что экспедитор не может располагать точными сведениями о фактической себестоимости транспортных расходов по территории Финляндии и территории Союза, так как на момент выставления предварительных счетов на оплату перевозка товаров не начата и не завершена.
Кроме того, суд сделал вывод, что вознаграждение экспедитора, предусмотренное договором на оказание транспортно-экспедиционных услуг, также включается в таможенную стоимость оцениваемых товаров, как составляющая стоимости сделки.
1.3. Общество обратилось в Арбитражный суд Астраханской области (далее - АС АО) с заявлением о признании незаконным и отмене решения о внесении изменений (дополнений) в сведения, заявленные в декларации на товары (далее – ДТ).
Решением АС АО от 12.09.2019 по делу № А06-3434/2019 в удовлетворении заявленных требований отказано.
Суд согласился с позицией таможни о том, что выявленное несоответствие данных о товаре и цене товара, содержащихся в экспортной таможенной декларации и в сведениях, заявленных в ДТ, свидетельствует о том, что представленный документ не относится к рассматриваемой поставке и не может рассматриваться в качестве документа, подтверждающего заявленную таможенную стоимость товара. Кроме того, экспортная декларация содержит неточные, противоречивые сведения, в частности, в ней не указаны реквизиты инвойса на поставку, не указан договор поставки, по которому поставляется товар, не содержится отметок Исламской республики Иран о дате вывоза.
Судом сделан вывод, что представленная Обществом экспортная таможенная декларация не может рассматриваться в качестве документа, подтверждающего заявленную таможенную стоимость товара, ввиду отсутствия в ней признаков, позволяющих сопоставить перемещаемый по ней товар с товаром, рассматриваемым в рамках судебного дела, указанный документ не позволяет проанализировать сведения о стоимости возимых товаров в стране отправления и объяснить причины отличия цены сделки от стоимости однородных товаров, что не позволило таможне устранить сомнения в достоверности сведений о заявленной в ДТ таможенной стоимости товаров и правомерности ее определения по цене сделки на основании представленных Обществом документов.
1.4. Общество обратилось в АС АО с заявлением о признании незаконным и отмене решения о внесении изменений (дополнений) в сведения, заявленные в ДТ в части контроля таможенной стоимости товара.
Решением АС АО от 17.09.2019 по делу № А06-2910/2019, оставленным без изменения постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда (далее - 12 ААС) от 12.12.2019, в удовлетворении заявленных требований отказано.
Суд принял во внимание доводы таможни о невозможности применения при определении таможенной стоимости рассматриваемых товаров метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами. Суд сделал вывод о недостоверности и противоречивости сведений, указанных в инвойсах, в связи с чем, такие сведения  не могут быть идентифицированы с рассматриваемой поставкой, несогласованности конкретных условий сделки об оплате за товар, а также непредставление экспортной декларации страны вывоза, в связи с чем, таможенному органу не удалось проанализировать и подтвердить сведения о стоимости ввозимого товара в стране отправления, объяснить причины отличия цены сделки от других идентичных товаров, ввозимых при сопоставимых условиях, а также подтвердить сведения, заявленные продавцом при вывозе товара в соответствии с законодательством страны вывоза.
1.5. Общество обратилось в АС АО с заявлением о признании незаконным и отмене решения  о внесении изменений (дополнений) в сведения, заявленные в ДТ.
Решением АС АО от 14.10.2019 по делу № А06-5220/2019 в удовлетворении заявленных требований отказано.
Судом сделан вывод, что оплата за товар осуществлена декларантом в сумме, превышающей заявленную стоимость товара, исходя из валюты и цены товара, отраженных в инвойсе и платежном поручении.
Кроме того, в платежном поручении отсутствует ссылка на инвойс, в связи с чем идентифицировать произведенную оплату по контракту с рассматриваемой поставкой товаров невозможно, учитывая, что контракт подразумевает множество поставок. Следовательно, представленные документы по оплате текущей партии товара фактически не подтверждают заявленные сведения о таможенной стоимости товара.
Принимая судебный акт в пользу таможенного органа, суд также установил, что продавец продает товар декларанту, согласно представленным спецификации и инвойсу, по такой же цене, что и производитель предлагает свой товар всем заинтересованным лицам, что отражено в прайс-листе. Установленные таможенным органом обстоятельства указывают на отсутствие экономической целесообразности совершения продавцом товара рассматриваемой сделки, что не соответствует обычаям делового оборота и основной цели коммерческой деятельности.
Таким образом, суд пришел к выводу, что цена рассматриваемого товара зависит от  условий или обязательств, влияние которых на цену товара не может быть количественно определено, что в соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 38 ТК ЕАЭС является ограничением для применения первого метода определения таможенной стоимости товара по стоимости сделки с ввозимыми товарами.
1.6. Общество обратилось в Арбитражный суд Ростовской области (далее - АС РО) с заявлением о возврате излишне уплаченных таможенных платежей.
Решением АС РО от 17.12.2019 по делу № А53-33120/2019  в удовлетворении заявленных требований отказано.
Судом сделан вывод, что признаки недостоверности сведений о величине таможенной стоимости, явившиеся основанием для проведения проверки таможенных, иных документов и (или) сведений, начатой до выпуска товаров, предоставленными документами не устранены. Таким образом, таможенная стоимость товаров не основана на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации. В том числе, заявителем не обоснован объективный характер значительного отличия цен на декларируемый товар от ценовой информации, содержащейся в базах данных таможенных органов по сделкам с товарами того же класса и вида, ввезенными на таможенную территорию ЕАЭС при сопоставимых условиях.
1.7. Общество обратилось в АС КК с заявлениями о признании незаконными решений об отказе в рассмотрении заявления о возврате излишне уплаченных (взысканных) таможенных пошлин, налогов в результате корректировки таможенным органом таможенной стоимости.
Решением АС КК от 21.10.2019 по делу № А53-33120/2019, оставленным без изменения постановлением 15 ААС от 23.12.2019, решениями АС КК
от 02.12.2019 по делам № А32-18009/2019 и № А32-18002/2019, в удовлетворении заявленных требований отказано.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд пришел к выводу, что на момент декларирования товара и проведения дополнительной таможенной проверки, таможенный орган не располагал полным объемом документов, подтверждающих сумму таможенной стоимости, обществом в ходе проверки не устранены сомнения таможенного органа, таможенная стоимость товара документально не подтверждена.
Суд, со ссылкой на пункты 9 и 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.05.2016 № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства», указал, что судебное разбирательство не должно подменять осуществление таможенного контроля в соответствующей административной процедуре. Вывод таможни о невозможности принятия заявленной обществом таможенной стоимости товара, определенной первым методом, и, соответственно, принятие впоследствии решения о корректировке таможенной стоимости обусловлены неустранением обществом оснований для проведения дополнительной проверки, документальной неподтвержденностью сведений о таможенной стоимости товаров.
Кроме того, суд указал, что декларантом к обращениям на внесение изменений в сведения, заявленные в ДТ, не приложены документы, подтверждающие вносимые изменения, в связи с чем заявление о возврате не подлежало рассмотрению, так как обществом должным образом не инициировано внесение изменений в ДТ.
  1. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД.
2.1. Общество обратилось в АС РО с заявлением о признании незаконным решения таможенного органа о классификации товаров - портативные акустические системы.
Решением АС РО от 26.08.2019 по судебному делу № А53-15299/2019, оставленным без изменения постановлением 15 ААС от 06.11.2019 в удовлетворении заявленных требований отказано.
«Портативные акустические системы, которые состоят из смонтированных в одном корпусе микрофона и одного и более динамиков…».
Декларантом товар классифицирован в подсубпозиции 8518 30 950 0 ТН ВЭД ЕАЭС. Согласно тексту товарной субпозиции 8518 30 - это наушники и телефоны головные, объединенные или не объединенные с микрофоном, и комплекты, состоящие из микрофона и одного или более громкоговорителей, 8518 30 950 0 - прочие.
Таможенным органом указанный товар был классифицирован
в подсубпозиции 8518 21 000 0 и 8518 22 000 9 в зависимости от количества динамиков, как громкоговорители одиночные, смонтированные в корпусах,
8518 22 000 -- комплекты громкоговорителей, смонтированных в одном корпусе, 8518 22 000 9--- прочие (ставка таможенной пошлины - 7,5%).
Принимая судебные акты в пользу таможенного органа, судами первой и апелляционной инстанции было указано, что для отнесения ввезенных товаров к кодам, определенным таможенным органом - 8518 21 000 0, 8518 22 00 9, необходимо установить, что главной функцией данного товара, определяющей его основную потребительскую ценность, является именно функция громкоговорителя.
Ввезенный обществом товар - это акустическая система, которая представляет собой портативное устройство, предназначенное для воспроизведения звуковой информации. Конструктивно акустическая система выполнена в форме цилиндра, прямоугольника или шара в пластиковом корпусе, в котором располагается излучатель звука, встроенный преобразователь, от которого механические колебания создают звуковые волны. Данная акустическая система оснащена встроенным аккумулятором, обеспечивающим акустическую систему электрической энергией. На корпусе акустических систем располагается встроенный разъем (AUX) для подключения внешних аудиоисточников. Также имеется модуль беспроводной связи (BLUETOOTH), принимающий звуковой сигнал от внешнего аудиоисточника (смартфона, планшетного компьютера, мобильного устройства). Акустическая система оснащена встроенным микрофоном.
Судами установлено, что приведенные в инструкции по эксплуатации параметры акустических систем указывают на то, что принцип их действия основан на преобразовании электрических сигналов в акустические для восприятия их человеком. Основной функцией акустической системы является воспроизведение звука с внешних источников, на основании чего, сделан правомерный вывод о том, что таможня правильно определила компонент, определяющий основную функцию ввезенных товаров – громкоговоритель, в связи с чем действия по соответствующей классификации товара по кодам
8518 21 000 0, 8518 22 000 9 являются правомерными, поскольку тексты
ТН ВЭД ЕАС соответствующих товарных позиций содержат описание товара, наиболее полно указывающее на его предназначение.
Суды согласились с доводами таможенного органа относительно того, что основной функцией товаров, подлежащих декларированию по коду
ТН ВЭД ЕАЭС - 8518 30, является прием и передача голоса, тогда как основным функциональным назначением рассматриваемого товара является усиление звука при воспроизведении музыки. Наличие встроенного микрофона наделяет акустическую систему дополнительными функциями, такими, как передача голоса, однако не изменяет ее главного функционального назначения.
2.2. Общество обратилось в АС РО с заявлением о признании незаконным решения таможенного органа о классификации товаров - компот из фруктов.
Решением АС РО от 22.11.2019 по судебному делу № А53-24593/2019 в удовлетворении заявленных требований отказано.
Декларантом товар классифицирован в товарной позиции 2008 ТН ВЭД ЕАЭС.
Таможенным органом указанный товар был классифицирован в подсубпозиции 2202 99 190 0 ТН ВЭД ЕАЭС.
Суд, отказывая в удовлетворении требований общества, пришел к выводу, что из сопоставления пунктов 3 и 5 Пояснений к товарной позиции
2008 ТН ВЭД ЕАЭС следует, что наличие достаточного количества воды или сахарного сиропа во фруктах для того, чтобы эти продукты стали пригодными для непосредственного употребления в качестве напитка является критерием отнесения данных товаров в товарную позицию 2202 ТН ВЭД ЕАЭС. Вышеуказанные пункты №№ 3, 5 пояснений касаются фруктов; пункт №3 указывает на фрукты, консервированные в воде, в сиропе, в химических веществах или спирте; пункт №5 указывает на количественное содержание добавленных к фруктам воды или сахарного сиропа. Следовательно, соотношение фруктов и добавленных к ним воды либо сахарного сиропа является определяющим для отнесения данных товаров к категории напитков товарной позиции 2202 ТН ВЭД ЕАЭС.
Суды приходят к выводу, что декларируемые товары заявлены как компоты из различных видов фруктов, приготовленные с добавлением сахара, в первичных упаковках, без содержания этилового спирта, без ГМО. Исходя из заявленных сведений графы №31 ДТ, а также исходя из заключения таможенного эксперта следует, что указанные товары имеют характеристики фруктовых консервов – фруктового компота, т.е. пригодны для употребления в пищу в качестве напитка, что соответствует тексту товарной позиции 2202 ТН ВЭД ЕАЭС,  а также Пояснениям к данной товарной позиции.
Суд учел, что представленное заявителем экспертное заключение Союза Санкт-Петербургской ТПП от 21.08.2019 № 002-12-00959, не может служить надлежащим доказательством по делу, поскольку исследование проводилось на основании документов, без фактического исследования товара.
В тоже время  таможенным органом представлены пояснения таможенного эксперта ЭКС - филиала ЦЭКТУ г. Ростова-на-Дону от 09.10.2019, в которых отражена терминология понятий «напиток», «фруктовые (овощные) консервы», заложенные в ГОСТ 31985-2013, 28322-2014, а также отмечено, что содержание фруктов в общей массе компота в составе образцов №№ 1-3, представленных для исследования, составило 34-38 %, содержание сиропа в составе компота 62-66 %, что указывает на преобладание жидкой фазы в составе компота. Эксперт также указал отличия процессов консервации, стерилизации и пастеризации, указав, что процесс консервации пищевых продуктов может быть осуществлён путем проведения стерилизации или пастеризации, что также было принято во внимание судом, при рассмотрении дела по существу.
Таким образом, судом сделан вывод на основании приведенных нормативных положений и исследования представленных документов, основываясь на ОПИ 1 и 6 ТН ВЭД, а также учитывая установленные признаки товара, что таможенным органом правомерно приняты решения по классификации товара в подсубпозиции 2202 99 190 0ТН ВЭД.
2.3 Общество обратилось в АС РО с заявлением о признании незаконным решения таможенного органа о классификации товаров - автоматическая линия по резке/зашивке полипропиленовых мешков.
Решением АС РО от 28.11.2019 по судебному делу № А53-3542/2019 в удовлетворении заявленных требований отказано.
Декларантом товар классифицирован в подсубпозиции 8452 21 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС как «Машины швейные, кроме машин для сшивания книжных блоков товарной позиции 8440; мебель, основания и футляры, предназначенные специально для швейных машин; иглы для швейных машин: швейные машины прочие: автоматические» (ставка ввозной таможенной пошлины - 0%, НДС - 0%).
Таможенным органом указанный товар был классифицирован в подсубпозиции 8452 29 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС «швейные машины прочие: прочие» (ставка ввозной таможенной пошлины – 0 %, НДС – 18 %).
Мотивируя решение в пользу таможенного органа, судами было указано, что принимая оспариваемое решение по классификации товара, таможенный орган руководствовался правилами 1 и 6 ОПИ ТН ВЭД, а также результатами проведенной таможенной экспертизы.
Судами установлено, что исходя из предоставленных на исследование материалов, швейная машина, входящая в состав автоматической линии по резке/зашивке полипропиленовых мешков и флексографической печати на них, фирмы Botheven, модель CS-2012, не выполняет определенные операции или последовательность определенных операций в соответствии с заданным алгоритмом. Смена алгоритма или технологической последовательности выполнения операций на швейной машине, входящей в состав автоматической линии по резке/зашивке полипропиленовых мешков и флексографической печати на них, фирмы Botheven, модель CS-2012, невозможна, а товар «Автоматическая линия по резке/зашивке полипропиленовых мешков и флексографической печати на них» фирмы BOTHEVEN, модель CS-2012 представляет собой единый непрерывный технологический процесс, состоит из нескольких машин, соединенных вместе для выполнения определенной задачи - резке/зашивке полипропиленовых мешков и флексографической печати на них.
Согласно пункту 3 Примечания к разделу XVI Единой Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза и Единого таможенного тарифа Евразийского экономического союза, утвержденной решением Совета Евразийской экономической комиссии от 16.07.2012 № 54 (далее – Примечание), комбинированные машины, состоящие из двух или более машин, соединенных вместе для образования единого целого, и другие машины, предназначенные для выполнения двух или более взаимодополняющих или не связанных между собой функций, должны классифицироваться как состоящие только из того компонента или являющиеся той машиной, которая выполняет основную функцию, если в контексте не оговорено иное.
В силу пункта 4 Примечания если машина (включая комбинацию машин) состоит из отдельных компонентов (независимо от того, расположены они отдельно или соединены трубопроводами, трансмиссионными устройствами, электрическими кабелями или другими устройствами), предназначенных для совместного выполнения четко определенной функции, охваченной одной из товарных позиций группы 84 или 85, то она классифицируется в товарной позиции, соответствующей этой определенной функции.
Общество представило в материалы дела заключение, согласно которому эксперт пришел к выводу о том, что спорная автоматическая линия по резке/зашивке полипропиленовых мешков и флексографической печати модель CS-2012 исходя из ее идентификационных характеристик состоит из узлов и компонентов, соединенных трансмиссионными устройствами и электрическими кабелями, предназначенных для совместного выполнения четко определенной основной функции – пошива пропиленового мешка, выполняемой автоматически в виде последовательных определенных операций в соответствии с заданным алгоритмом в определенной технологической последовательности для создания деталей изделия или прочих операций. Вместе с тем, судами указано, что оценка непосредственно швейной машине, входящей в состав линии, экспертом не дана.
Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что рассматриваемый товар не является автоматической швейной машиной, а является производственной линией - комплексом единиц технологического оборудования. В свою очередь часть данного товара - швейная машина – является механизированной, т.е. реализующей технологическую операцию по сшивке за счет взаимодействия механизмов и устройств в режиме, исключающем задание алгоритма.
Суды, принимая судебные акты в пользу таможенного органа, согласились с выводом таможенного органа, что швейная машина реализует технологическую операцию по сшивке за счет взаимодействия механизмов и устройств в режиме, исключающем задание алгоритма (в понимании термина алгоритм как основа программирования, используемый в вычислительной технике), так как швейная машина имеет механический привод, выполняет технологическую операцию по сшивке в одном, заданном производителем и согласованном с иными участниками технологического процесса режиме и последовательности.
2.4. Общество обратилось в АС РО с заявлением о признании незаконным решения таможенного органа о классификации товаров - сварочные маски защитные из пластмассы.
Решением АС РО от 14.11.2019 по судебному делу № А53-24081/2019 в удовлетворении заявленных требований отказано.
Декларантом товар классифицирован в подсубпозиции 3926 90 970 9
ТН ВЭД ЕАЭС как «Изделия прочие из пластмасс и изделия из прочих материалов товарных позиций 3901 - 3914 прочие, прочие».
Таможенным органом указанный товар был классифицирован в подсубпозиции 6506 10 100 0 как защитные головные уборы из пластмассы.
Принимая решение в пользу таможенного органа, суд пришел к выводу, что доводы заявителя о том, что рассматриваемый товар не способен выдерживать силу удара, предусмотренную Техническим регламентом, и не защищает голову от поражения электрическим током, в связи с чем не может быть классифицирован как защитный головной убор несостоятельны ввиду того, что текст товарной позиции 6506 ТН ВЭД ЕАЭС не содержит классификационного критерия о соответствии товара требованиям технических регламентов. Также общество не привело толкования тождественности между указанной им устойчивостью к удару (с кинетической энергией не менее 0,6 Дж для спорного товара) и такими характеристиками как передача на голову усилия (не более 5кН при энергии удара не менее 50 Дж для касок: не более 10 кН при энергии удара не менее 12,5 Дж) и недопущения соприкосновения острых падающих предметов с головой (с энергией 2,5 Дж для каскеток), не привело доказательств того, что спорный товар (маски защитные) должен обладать характеристиками, предусмотренными для касок и каскеток. К тому же Общество не опровергло тот факт, что спорный товар предназначен для защиты головы, горла и глаз, что подтвердилось заявленными обществом сведениями в ДТ и приложенной технической документацией.
Суд также учел, что в представленной при таможенном оформлении экспортной грузовой декларации заявлен код товара 6506 10 009 0 ТН ВЭД ЕЭАС, что в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС, относится к товарной позиции 6506 ТН ВЭД ЕЭАС, что подтвердило позицию таможенного органа по классификации рассмотренного товара в подсубпозиции 6506 10 100 0 ТН ВЭД ЕАЭС.
2.5. Общество обратилось в АС РО с заявлением о признании незаконным решения таможенного органа о классификации товаров - сваи из древесины хвойных пород.
Решением АС РО от 21.11.2019 по судебному делу № А53-27859/2019 в удовлетворении заявленных требований отказано.
Декларантом товар классифицирован в подсубпозиции 4404 10 000 0.
Таможенным органом товары классифицированы в подсубпозиции 4403 22 100 0 ТН ВЭД ЕАЭС.
Суд, отказывая в удовлетворении требований общества, принял во внимание доводы таможни, а также заключение ЭКС - филиала ЦЭКТУ г. Ростов-на-Дону согласно которому товар, проба которого представлена на исследование, идентифицирован как необработанные консервантами круглые лесоматериалы из древесины хвойных пород, подвергшиеся механической обработке - заострению в верхнем торце, что соответствует заявленному наименованию «...из древесины хвойных пород (сосна), представляют собой круглые бревна с вершинной стороны заострены под четырехгранную «пирамиду» (высота пирамиды не менее 7 см) и со спиленным торцом перпендикулярно оси бревна с комлевой стороны...» в графе 31 ДТ.
Так, по мнению суда, товар соответствует описанию, указанному в графе 7 Предварительного решения о классификации товара в соответствии с единой Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза в части «...из древесины хвойных пород.,, круглые бревна с вершинной стороны заострены... и со спиленным торцом перпендикулярно оси бревна с комлевой стороны». Таким образом, по результатам проведенных экспертиз таможенным экспертом установлено, что заявленное наименование товара соответствует в части наименованию «...из древесины хвойных пород (сосна), представляют собой круглые бревна с вершинной стороны заострены под четырехгранную «пирамиду» (высота пирамиды не менее 7 см) и со спиленным торцом перпендикулярно оси бревна с комлевой стороны...», а не в целом наименованию, указанному в графе 7 предварительного решения.
2.6. Общество обратилось в АС КК с заявлением о признании незаконным решения таможенного органа о классификации товаров - крышка жестяная.
Решением АС КК от 26.09.2019 по судебному делу № А32-21464/2019, оставленным без изменения постановлением 15 ААС от 25.12.2019 в удовлетворении заявленных требований отказано.
Декларантом товар классифицирован в подсубпозиции 8309 90 900 0.
Таможенным органом указанный товар был классифицирован в подсубпозиции 7310 21 110 9.
Принимая судебные акты в пользу таможенного органа, суды пришли к выводу, что в результате проведенного таможенного контроля правильности классификации товаров, исходя из сведений, заявленных в декларации на товары путем сопоставления с информацией, полученной таможней от общества установлено, что банки консервные с крышками должны рассматриваться для целей классификации по ТН ВЭД как один многокомпонентный товар (двухкомпонентный).
Классификация такого многокомпонентного товара осуществляется в ту товарную позицию, в которую классифицируется составляющий элемент товара, определяющий его основное свойство. Фактор, который определяет основное свойство для единого товара  определяется компонентом, его объемом, количеством, массой, стоимостью, ролью, которую играет этот компонент при использовании товара.
Суды пришли к выводу, что в данном случае это будет товарная позиция 7310 «банка», так как крышка (товарная позиция 8309) выполняет лишь вспомогательную функцию, а главное свойство товару придает «банка».
2.7. Общество обратилось в АС КК с заявлениями о признании незаконными решений таможенного органа о классификации товаров - соль пищевая.
Решениями АС КК от 16.10.2019 по судебным делам № А32-39834/2018 и № А32-39693/2018  в удовлетворении заявленных требований отказано.
Декларантом товар классифицирован в подсубпозиции 2501 00 919 0 ТН ВЭД ЕАЭС.
Таможенным органом товар классифицирован в подсубпозиции 3824 99 960 9 ТН ВЭД ЕАЭС.
Принимая решение в пользу таможенного органа, суд установил, что при декларировании товара декларантом заявлен код ТН ВЭД 2501009190: «Соль (включая соль столовую и денатурированную) и хлорид натрия чистый, растворенные или не растворенные в воде, или содержащие или не содержащие добавки агентов, препятствующих слипанию или обеспечивающих сыпучесть; вода морская: поваренная соль (включая соль столовую и денатурированную) и хлорид натрия чистый, растворенные или не растворенные в воде, или содержащие или не содержащие добавки агентов, препятствующих слипанию или обеспечивающих сыпучесть: - прочая: - прочие: - соль, пригодная для употребления в пищу: прочая» (ставка ввозной таможенной пошлины 5 % от таможенной стоимости товаров, НДС - 10 %), при этом, решениями таможенного органа товар классифицирован по коду, которому соответствуют следующие товары: «Прочие химические продукты; готовые связующие вещества для производства литейных форм или литейных стержней; продукты и препараты химические, химической или смежных отраслей промышленности (включая препараты, состоящие из смесей природных продуктов), в другом месте не поименованные или не включенные: прочие».
Судом приняты во внимание доводы общества относительного того, что товар является комплексной пищевой добавкой для мясной продукции в которой объединяется микробиологические и технологические преимущества соли и натрия, предназначеной для переработки в мясной промышленности; нитритная соль применяется для посола мясных и рыбных продуктов, обеспечивая их максимальную безопасность; при использовании нитритной соли достигается устойчивый цвет мяса и сохраняется особенность собственного аромата мяса; необходимость использования нитритной соли вместо нитрита натрия в чистом виде обусловлена принятым Техническим Регламентом Таможенного Союза (п.5. ст. 15 Технического регламента таможенного союза «О безопасности мяса и мясной продукции» ТР ТС 034/2013).
При этом по мнению суда, ввезенный товар не является отдельным элементом или отдельным соединением определенного химического состава, компоненты, входящие в состав товара, не обладают пищевой ценностью, то есть удовлетворяют тексту Пояснений к товарной позиции 3824 ТН ВЭД ЕАЭС.
Суд считает правильным довод таможенного органа о том, что присутствие «пищевых продуктов или других веществ, имеющих пищевую ценность» в смеси недостаточно для исключения такой смеси из группы 38 при применении примечания 1(6). Вещества, имеющие пищевую ценность, которая является просто дополнительной к их значению как химических продуктов, например, пищевые или технологические добавки, не рассматриваются в данном примечании как «пищевые продукты или вещества, имеющие ценность». Смеси, которые не включаются в группу 38, в соответствии с примечанием 1(6), являются смесями, которые используются в приготовлении продуктов питания и ценность которых определяется их питательными свойствами.
Таким образом, соль, классифицируемая в товарной позиции 2501 ТН ВЭД ЕАЭС, относится к разделу V ТН ВЭД ЕАЭС и не поименована в перечне «пищевых продуктов», что не позволяет рассматривать ее применительно к термину «пищевые продукты», используемому при классификации товаров в группе 38 ТН ВЭД ЕАЭС и, соответственно, не исключает ее из данной группы ТН ВЭД ЕАЭС.
Суд также указал, что сама по себе теоретическая возможность использования ввезенного обществом товара в качестве самостоятельного пищевого продукта (соли), не свидетельствует о реальном (фактическом) его использовании. Компоненты, входящие в состав товара, не обладают пищевой ценностью.
Кроме того, суд согласился с позицией таможенного органа о том, что определяющим признаком для классификации спорного товара в товарных подсубпозициях 2501 00 919 0 ТН ВЭД ЕАЭС или 3824 99 960 9 ТН ВЭД ЕАЭС является не наличие возможности употребления его в пищу, а наличие примесей – нитратов.
  1. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с привлечением лиц к административной ответственности.
3.1. Общество обратилось в АС РО с заявлением о признании незаконными и отмене постановлений о привлечении к административной ответственности по части 5 статьи 15.25 КоАП РФ.
Решением АС РО от 12.12.2019 по делу № А53-36545/2019 в удовлетворении заявленных требований отказано.
Суд пришел к выводу, что вина общества выражается в том, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм действующего законодательства, но им не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению, а именно: заявитель мог и должен был до окончания установленного срока в соответствии с контрактом обеспечить возврат денежных средств, уплаченных за не ввезённые товары. Общество не проявило ту степень заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась в целях надлежащего соблюдения валютного законодательства.
3.2. Общество обратилось в АС РО с заявлениями о признании незаконными и отмене постановлений о привлечении к административной ответственности по части 4, части 5 статьи 15.25 КоАП РФ.  
Решениями АС РО от 13.11.2019 по судебному делу № А53-33163/2019, от 20.11.2019 по делу № А53-32679/2019, от 22.11.2019 по делу № А53-32688/2019 оставленными без изменения постановлениями Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.12.2019, от 27.12.2019, от 25.12.2019 соответственно, в удовлетворении заявленных требований отказано.
Судами установлено, что общество имело возможность, используя свои права и реализуя обязанности, выполнить требования валютного законодательства Российской Федерации по своевременному получению на свои банковские счета денежных средств, причитающихся за переданный нерезиденту товар. Однако, общество не обеспечило надлежащий контроль за исполнением публично-правовых обязанностей. Ссылка конкурсного управляющего на подписание дополнительного соглашения неуполномоченным лицом судом отклонена как необоснованная, поскольку данное соглашение было представлено в банк, было принято банком и послужило основанием для внесения изменений в находящиеся в банке документы в части увеличения срока поставки. Более того, доказательств признания по правилам статей 166-167 ГК РФ недействительным дополнительных соглашений, продлевающих срок действия основных контрактов, в установленном гражданским законодательством порядке заявителем не представлено.
3.3. Общество обратилось в АС РО с заявлением о признании незаконным и отмене постановления о привлечении к административной ответственности по статье 16.15 КоАП РФ в части назначенного штрафа.
Решением  Арбитражного суда Ростовской области от 09.12.2019 по делу № А53-35944/2019 в удовлетворении заявленных требований отказано.
Суд пришел к выводу, что обществом были заявлены недостоверные сведения о количестве грузовых мест. Довод общества о том, что товар хранился на открытой площадке без выгрузки из транспортного средства, отклонен судом, поскольку из представленных административным органом фотоматериалов следует, что товар был выгружен и хранился на складе. Доказательств обратного обществом не представлено.
С учетом конкретных обстоятельств по рассматриваемому делу, суд пришел к  выводу о доказанности события административного правонарушения и наличия оснований для привлечения общества к административной ответственности по статье 16.15 КоАП РФ.
3.4. Общество обратилось в АС КК с заявлением о признании незаконным постановления таможенного органа по делу об административном правонарушении о привлечении общества к административной ответственности по части 3 статьи 16.2 КоАП РФ.
Постановлением 15 ААС от 19.12.2019 решение АС КК от 14.10.2019 по делу № А32-34159/2019 об удовлетворении требования общества отменено.
Отменяя решение и отказывая в удовлетворении требований суд апелляционной инстанции указал, что общество при помещении под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления товара должно было представить с декларацией на товары документ об оценке (подтверждении) соответствия - декларацию о соответствии, товара обязательным требованиям, определенным техническим регламентом Таможенного союза «О безопасности пищевой продукции» (ТР ТС 021/2011), для подтверждения соблюдения ограничений при перемещении вышеуказанного товара через таможенную границу Союза и  помещении его под таможенную процедуру в соответствии со статьей 7 ТК ЕАЭС.
Судом установлено, что декларация о соответствии на  товар была принята обществом на основании недействительного протокола испытаний. Товар в лабораторный центр не доставлялся, учреждением не исследовался, протокол испытаний не выдавался и не регистрировался. Декларация о соответствии является недействительным документом и не подтверждает соответствие товара обязательным требованиям технических регламентов ТР ТС 021/2011, ТР ТС 022/2011, ТР ТС 029/2012 (не проведена процедура подтверждения соответствия, предусмотренная техническим регламентом, отсутствовали основания для принятия указанным заявителем декларации о соответствии).
Суд сделал вывод, что общество имело возможность до подачи в таможенный орган декларации на товары принять меры, направленные на представление в испытательную лабораторию (либо обеспечение представления третьими лицами в испытательную лабораторию) образцов товара, на проверку проведения исследований образцов товара испытательной лабораторией и оформления протоколов испытаний по результатам проведенных исследований.
Факт оказания посреднических услуг при формировании обществом доказательственных материалов при декларировании соответствия, не снимает с него как декларанта обязанности по соблюдению требования статей 7, 135 ТК ЕАЭС о соблюдении запретов и ограничений, путем представления документов и (или) сведений, подтверждающих соблюдение таких ограничений, соответствие товара требованиям технических регламентов Таможенного союза.
 
Если заметили в тексте опечатку, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
 
Другие новости по теме:

  • Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости, классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД, возвратом таможенных платежей и привлечением лиц к административной ответственности
  • Возместил ущерб — не судим
  • Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров, а также делам, связанным возвратом (зачетом) таможенных платежей
  • Анализ судебной практики по спорам, связанным с ввозом (вывозом) товаров на (с) территорию (и) особых экономических зон
  • Таможенники доказали правомерность корректировки таможенной стоимости при непредставлении документов участником внешнеэкономической деятельности

  • Вернуться
     

    Главная страница  |  Реклама на сайте  |  Обратная связь
    COPYRIGHT © 2008-2020   All Rights Reserved.