Регистрация | Войти

ENG  |  RSS  |  Мобильная версия  |   Обратная связь  

CustomsOnline - Все для участников ВЭД

Стоимость доллара США, евро и китайского юаня по отношению к российскому рублю  


» Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости, классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД, возвратом таможенных платежей и привлечением лиц к административной ответственности
16 июля 2019 | Новости законодательства
1. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров, а также делам, связанным возвратом (зачетом) таможенных платежей

1.1. Общество обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края (далее – АС КК) с заявлением об оспаривании решения таможни от 13.07.2018 о внесении изменений (дополнений) в сведения, заявленные в ДТ. Решением АС КК от 26.06.2019 по судебному делу № А32-44249/2018 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Таможней установлено, что при декларировании товара обществом в формализованном виде предоставлено дополнительное соглашение от 25.05.2018 к контракту, в котором присутствует 25 товаров без указания артикулов с одинаковым описанием «пленка ПВХ самоклеящаяся в рулонах…», но с разными ценами за единицу.

Представленный в ответ на запрос таможенного органа прайс-лист сроком действия с 31.05.2018 по 31.12.2018, в отсканированном виде, был предоставлен на иностранном языке без перевода и в нечитаемом виде. Данное обстоятельство, а также выявленное в ходе проверки документов и сведений отсутствие в предоставленных декларантом дополнительном соглашении к контракту и коммерческом инвойсе полного описания товаров и артикулов товаров, привело к невозможности соотнесения таможней содержащихся в прайс-листе сведений со сведениями, содержащимися в остальных коммерческих документах. Кроме того, дополнительное соглашение к контракту, в котором сторонами сделки были согласованы основные параметры рассматриваемой поставки, датировано более ранней датой - 25.05.2018, по сравнению с периодом действия прайс-листа.

Таким образом, суд пришел к выводу, что представленный прайс-лист не мог быть рассмотрен в качестве источника независимой ценовой информации, подтверждающей сведения о заявленной таможенной стоимости товаров.

В сопроводительном письме в ответ на запрос таможенного органа общество указало на предоставление продавцом товаров скидок на товар, в подтверждение чего представлено письмо продавца на русском языке на бланке продавца товаров, согласно которому, в связи с запросом по скидке на пленки Unifol со стороны общества, руководство компании – поставщика решило предоставить скидки для конкурентоспособности на следующие позиции..., и указано 6 артикулов товаров и их цены за единицу. При этом, в каком размере были предоставлены скидки на данные артикулы товаров, а также основания их предоставления в письме не указаны.

Вместе с тем, внешнеторговым контрактом не оговорена возможность предоставления скидок на товары, случаи и размеры, в которых данные скидки на товары могут предоставляться. Ни в дополнительном соглашении к контракту, ни в коммерческом инвойсе на поставку не указано на предоставление скидок на поставляемые товары.

Отсутствие документального подтверждения обществом предоставления скидки на товары послужило основанием для вывода о заявлении обществом при декларировании товаров недостоверных сведений об их таможенной стоимости.

Поставка товара осуществлялась по условиям поставки FСА, в связи с чем транспортные расходы должны быть учтены в структуре заявленной таможенной стоимости.

Между обществом (принципал) и предпринимателем (агент) заключен договор по перевозке, погрузке, разгрузке или перегрузке товаров, согласно которому стороны работают в соответствии с тарифами и порядком расчетов портов и/или терминалов. Агент выставляет принципалу счета на авансовые платежи, объем фактически оказанных агентом работ и услуг и величина расходов определяются на основании отчетов агента.

В представленном обществом при декларировании товара счете на перевозку указано: «транспортно-экспедиционные услуги по организации международной перевозки контейнеров (фрахт)». Данный счет выставлен агентом в адрес общества на общую сумму 53 424,16 руб., что соответствует стоимости расходов по перевозке, указанных в графе 17 ДТС-1 рассматриваемой ДТ. Однако, в числе документов, подтверждающих оплату услуг по перевозке, представлено платежное поручение на сумму 65 200 руб. с назначением платежа «предоплата за фрахт….». Пояснение по факту превышения суммы, уплаченной в адрес агента, над суммой, содержащейся в транспортном счете и включенной в таможенную стоимость товаров, декларантом не дано, что позволило суду сделать вывод о недостаточном документальном подтверждении обществом структуры таможенной стоимости в части включения в нее транспортных расходов.

Таможней в ходе анализа предоставленной обществом копия экспортной таможенной декларации страны отправления установлено, что в гр. 31 в экспортной декларации указано торговое описание товара «фольга», в то время как по ДТ задекларирован товар «пленка ПВХ самоклеящаяся в рулонах...». Не заполнены графа экспортной декларации 54 «Место и дата, подпись декларанта или представителя», графа С «Орган отправления».

Кроме того, перевод экспортной декларации представлен в нечитаемом виде, что не позволило таможне провести анализ представленной экспортной декларации и соотнести сведения, содержащиеся в указанной декларации, со сведениями, заявленными при декларировании, в связи с чем экспортная декларация не могла быть принята таможней в качестве документа, подтверждающего сведения о заявленной стоимости.

1.2. Общество обратилось в АС КК с заявлением об оспаривании решения таможни о корректировке таможенной стоимости товаров от 21.10.2016 по трем ДТ. Решением АС КК от 05.06.2019 по судебному делу № А32-4161/2017 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Согласно внешнеторговому контракту расчеты за товар должны осуществляться на основании ДТ путем банковского перевода на счет продавца, в течение 180 календарных дней, от даты таможенного оформления груза покупателем в порту г. Новороссийска, а также путём предоплаты (авансовый платёж) с поставкой товара в течение 180 календарных дней. Однако, при таможенном декларировании товаров документы, подтверждающие согласование сторонами контракта конкретных сведений о порядке и сроках оплаты за поставляемые товары, представлены не были. В решениях о проведении дополнительных проверок таможенным органом были запрошены документы, подтверждающие согласование сторонами контракта сведений о сроках и порядке оплаты за поставляемый товар. Указанные документы в таможенный орган не предоставлены. Таким образом, не подтверждены документально сведения о согласовании сторонами контракта существенных его условий, касающихся порядка и сроков оплаты за поставляемые товары.

Представленная по запросу таможенного орган ведомость банковского контроля по ПС не заверена банком. Согласно данной ведомости по состоянию на 16.12.2015 покупателем осуществлено платежей в адрес иностранного контрагента на сумму 113 000 долл. США, а товаров поставлено - на 26 948,16 долл. США.

Информация о ДТ и соответствующей стоимости товаров по данным ДТ в ведомости отсутствует. Исходя из представленной ведомости банковского контроля невозможно установить порядок оплаты по контракту. Пояснения по порядку и срокам оплаты декларантом не предоставлены. Также не были предоставлены банковские платежные документы по оплате декларируемой поставки и выписки по лицевым счетам. В связи с вышеизложенным, таможенному органу не представилось возможным осуществить контроль соблюдения покупателем обязательств по оплате товаров, а также проверить соответствие заявленной стоимости товаров фактически произведенной оплате.

Учитывая заявленные условия поставки FOB Циндао, таможенным органом были запрошены документы, подтверждающие согласование тарифов, ставок за организацию и выполнение услуг по перевозке, а также заявка на перевозку, банковские платежные документы, подтверждающие оплату фрахтового счета.

В договоре транспортировки не указаны конкретные сроки оплаты оказываемых услуг, в связи с чем, не представляется возможным осуществить контроль соблюдения клиентом условий оплаты транспортных расходов.

В представленных обществом транспортных счетах (инвойсах) отсутствуют ссылки на номер и дату договора транспортно-экспедиционных услуг, номер контейнера или коносамента, в связи с чем, данные транспортные инвойсы не идентифицируются с рассматриваемыми поставками товаров.

При поставке товаров на условиях FOB Циндао декларантом не предоставлены документы, подтверждающие согласование тарифов, ставок за организацию и выполнение услуг по перевозке, а также заявка на перевозку товара морским транспортным средством.

В целях подтверждения оплаты расходов по перевозке товаров обществом предоставлен свифт. Однако данным платежным документом была произведена оплата по нескольким счетам на общую сумму, что не позволяет идентифицировать сумму, оплаченную за доставку данной партии товара. Кроме того, в данном документе указана ссылка на договор (контракт) ТЭО, не относящийся к данной поставке.

Таким образом, сведения о транспортной составляющей в структуре таможенной стоимости товаров документально не подтверждены.

В решениях о проведении дополнительных проверок у декларанта были запрошены экспортные таможенные декларации страны отправления с переводом, заверенным в установленном порядке, прайс-лист производителя в виде договора публичной оферты либо его коммерческое предложение. В связи с непредставлением данных документов не подтверждены сведения о соответствии цены сделки ценам производителя.

В данном случае, с учетом п. 9 Постановления Пленума № 18 обществом не было проявлено должной степени разумности и осмотрительности с целью заблаговременного получения документов, подтверждающих действительное приобретение товара по заявленной цене, а также запроса указанных документов после получения требования таможенного органа об их предоставлении. Кроме того, дополнительно представленные документы не устранили сомнения в действительности заявленной таможенной стоимости товара.

Аналогичная правовая позиция изложена в постановлении Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда (далее – 15ААС) от 30.11.2018 по делу № А32-5259/2017.

1.3. Общество обратилось в АС КК с заявлением об оспаривании решений таможни от 31.05.2018 о внесении изменений (дополнений) в сведения, заявленные в 8 ДТ. Решением АС КК от 22.04.2019 по судебному делу
№ А32-38167/2018 в удовлетворении заявленных требований отказано.

По результатам камеральной таможенной проверки таможенным органом установлено, что таможенная стоимость, заявленная декларантом по проверяемым ДТ, значительно ниже в сравнении со стоимостью товаров, указанной в копиях экспортных таможенных декларациях и инвойсах, заявленных в таможенный орган Индийской Республики при их вывозе. Данные обстоятельства послужили основанием для принятия таможней решений о внесении изменений (дополнений) в сведения, заявленных в вышеуказанных ДТ.

Указанные документы получены таможенным органом от таможенной службы Индии в рамках Соглашения о сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах, заключенного между Правительством Российской Федерации и Правительством Индии (заключено в г. Москва, 25.03.1997).

В результате сопоставления документов, полученных из таможенной службы Индии, и сведений, содержащихся в ДТ установлено, что данные партии товаров соотносятся друг с другом, исходя из сведений: грузоотправитель товара; страны отправления; страны назначения; наименование товара; периода поставки; получатель товаров; номер контейнера; номер коммерческого инвойса.

Общество, при надлежащем и заботливом отношении к своему праву опровержения (доказывания), при сложившихся обстоятельствах, в соответствии с устоявшимися деловыми обыкновениями и руководствуясь основополагающими частноправовыми принципами разумности, с учетом цены контракта и длительного периода декларирования, могло обратиться к иностранной компании с просьбой предоставить подлинные экземпляры экспортных деклараций с соответствующими отметками таможенной службы Индии, которые могли бы быть, в свою очередь, представлены суду для рассмотрения в качестве опровержения доводов таможни.

При изложенных обстоятельствах информация о таможенной стоимости, указанная в экспортных декларациях принята судом как достоверная и как доказательство, подтверждающее доводы таможни о предоставлении недостоверной информации при декларировании товара.

1.4. Общество обратилось в Арбитражный суд Республики Крым (далее – АС РК) с заявлением о признании незаконным отказа таможни в возврате авансовых платежей и обязании таможни осуществить возврат обществу авансовых платежей. Решением АС РК от 26.04.2019 по судебному делу
№ А83-18359/2018 в удовлетворении заявленных требований отказано.

При вынесении решения суд исходил из того, что ч. 3 ст. 121 Федерального закона от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 311-ФЗ) предусмотрено, что в качестве распоряжения лица, внесшего авансовые платежи, рассматривается представление им или от его имени: таможенной декларации, заявления на возврат авансовых платежей, либо совершение иных действий, свидетельствующих о намерении этого лица использовать свои денежные средства в качестве таможенных платежей либо обеспечения уплаты таможенных пошлин, налогов. В связи с чем, представление отчета о расходовании денежных средств, внесенных в качестве авансовых платежей, не входит в число действий, рассматриваемых как распоряжение лица, внесшего авансовые платежи, и предусмотренных ч. 3 ст. 121 Федерального закона № 311-ФЗ, и не может служить основанием для продления срока распоряжения авансовыми платежами.

Последнее распоряжение авансовыми платежами было совершено 29.07.2015. Соответственно, начиная с этой даты общество имело возможность совершить какие-либо действия по возврату авансовых платежей, не дожидаясь истечения трехлетнего срока. Однако заявитель обратился в таможню с заявлением о возврате авансовых платежей в соответствии со ст. 122 Федерального закона № 311-ФЗ только 13.09.2018, т.е. по истечении трех лет со дня последнего распоряжения об использовании авансовых платежей.

2. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД.

2.1. Общество обратилось в АС КК с заявлением о признании незаконными трех решений таможни от 14.06.2018 об отмене в порядке ведомственного контроля решений таможенного поста о подтверждении классификации товара, взыскании с таможни суммы оплаченных таможенных платежей. Решением АС КК от 26.04.2019 по судебному делу № А32-41104/2018 в удовлетворении заявленных требований отказано.

К таможенному декларированию предъявлены товары:

- «аппарат для приготовления горячих напитков (чая), электрический, используется в кафе, столовых и других пунктах общепита (не для бытового применения): самовар…»; заявлен классификационный код товара 8419 81 200 0 ТН ВЭД ЕАЭС;

- «электрический аппарат для приготовления горячих напитков (чая), электрический, используется в кафе, столовых и других пунктах общепита (не применяется в домашнем хозяйстве): самовар…»; заявлен классификационный код товара 8419 81 800 0 ТН ВЭД ЕАЭС.

В рамках проверки в адрес у таможенного представителя и декларанта были запрошены копий инструкций по эксплуатации каждой модели и изображение товара. Согласно полученным документам задекларированные товары представляют собой электрическое оборудование - самовары моделей СМ350, СМ500, ККЗ.

Самовары модели СМ350 и СМ500 предназначены для нагрева и кипячения воды на предприятиях общественного питания. В электросамовар вмонтирован трубчатый электронагревательный элемент с термостатом.

Самовар модели ККЗ представляет собой электросамовар с электрической плитой, предназначен для нагрева и кипячения воды и разогрева пищи на предприятиях общественного питания. В электросамовар вмонтирован трубчатый электронагревательный элемент с термостатом.

Таким образом, согласно технической документации, рассматриваемые товары не предназначены для приготовления горячих напитков, по функциональному назначению предназначены для нагрева и кипячения воды.

Согласно общим положениям к группе 84 ТН ВЭД ЕАЭС в данную группу включаются все оборудование и механические устройства и их части, не включенные более конкретно в группу 85 ТН ВЭД ЕАЭС.

При этом в группе 85 ТН ВЭД ЕАЭС для классификации электрических водонагревателей предусмотрена товарная позиция 8516 ТН ВЭД ЕАЭС.

Указанные товары относятся к данной товарной позиции независимо от области их применения - на предприятиях общественного питания, промышленных предприятиях или в быту.

Следовательно, оборудование, предназначенное для нагрева или кипячения воды, классифицируется в товарной позиции 8516 ТН ВЭД ЕАЭС.

На основании изложенного суд пришел к выводу, что с учетом конструктивных особенностей товара и в соответствии с ОПИ 1 и 6, самовары моделей СМ350, СМ500 должны классифицироваться в товарной подсубпозиции 8516 10 800 0 ТН ВЭД ЕАЭС.

Самовар модели ККЗ представляет собой многофункциональное оборудование, состоящее из водонагревателя и электрической плиты.

Согласно общим положениям к разделу XVI ТН ВЭД ЕАЭС «Машины, оборудование и механизмы; электротехническое оборудование; их части; звукозаписывающая и звуковоспроизводящая аппаратура, аппаратура для записи и воспроизведения телевизионного изображения и звука, их части и принадлежности» многофункциональные машины классифицируются по основной функции этой машины. Если невозможно определить основную функцию, то следует применять Правило 3 (в) Основных правил интерпретации Номенклатуры.

Правило ОПИ 3 (в) гласит, что товары, классификация которых не может быть осуществлена в соответствии с положениями Правила 3 (а) или 3 (б), должны классифицироваться в товарной позиции, последней в порядке возрастания кодов среди товарных позиций, в равной степени приемлемых для рассмотрения при классификации данных товаров.

Электрический водонагреватель классифицируется в товарной подсубпозиции 8516 10 800 0 ТН ВЭД ЕАЭС.

Электрическая плита классифицируется в товарной подсубпозиции 8516 60 500 0 ТН ВЭД ЕАЭС.

На основании изложенного суд пришел к выводу, что с учетом конструктивных особенностей товара и в соответствии с ОПИ 3 (в), самовар модели ККЗ необходимо классифицировать в товарной подсубпозиции 8516 60 500 0 ТН ВЭД ЕАЭС.

2.2. Общество обратилось в АС КК с заявлением о признании недействительными решений таможни от 27.06.2018 и от 20.08.2018 о присвоении кода 5811 00 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС трем декларируемым товарам, об обязании таможенного поста классифицировать товары кодом ТН ВЭД ЕАЭС 6006 32 900 0 как трикотажные полотна машинного вязания из синтетических нитей окрашенные; обязании таможни возвратить излишне уплаченную денежную сумму обеспечительного взноса. Решением АС КК от 15.05.2019 по судебному делу № А32-47066/2018 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Обществом задекларированы товары:

1) «трикотажные полотна машинного вязания из синтетических нитей различных цветов, для производства матрацев...», заявлен классификационный код товара 6006 33 900 0 ТН ВЭД ЕАЭС;

2) «трикотажные полотна машинного вязания из синтетических нитей, окрашенные, для производства матрацев...», заявлен классификационный код товара 6006 32 900 0 ТН ВЭД ЕАЭС;

3) «трикотажные полотна машинного вязания из синтетических нитей, окрашенные, для производства матрацев ...», заявлен классификационный код товара 6006 32 900 0 ТН ВЭД ЕАЭС.

Согласно заключению таможенного эксперта от 01.06.2018 товар 1 идентифицирован как стеганые текстильные материалы из синтетических (полиэфирных) нитей и волокон, состоящие из двух наружных слоев трикотажных полотен и промежуточного слоя прокладочного материала, соединенных между собой в процессе вязания.

Согласно заключению таможенного эксперта от 20.06.2018 товар 2 идентифицирован как стеганые текстильные материалы из 70 мас. % синтетических комплексных нитей и 30 мас.% вискозных волокон (проба №1) и 100 мас.% синтетических комплексных нитей (проба №2), состоящие из двух наружных слоев трикотажных полотен и промежуточного слоя прокладочного материала, соединенных между собой в процессе вязания.

Согласно заключению таможенного эксперта от 09.07.2018 товар 3 идентифицирован следующим образом^

Проба № 1 - идентифицирован в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС как стеганый текстильный материал из 70 мас.% синтетических (полиэфирных) комплексных нитей и 30 мас.% искусственных (вискозных) волокон, состоящий из двух наружных слоев трикотажных полотен и промежуточного слоя прокладочного материала, соединенных между собой в процессе вязания.

пробы №№ 2, 3, 6 - идентифицированы в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС как стеганые текстильные материалы из синтетических (полиэфирных) комплексных нитей, состоящие из двух наружных слоев трикотажных полотен и промежуточного слоя прокладочного материала, соединенных между собой в процессе вязания;

пробы №№ 4, 5 - идентифицированы в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС как стеганые текстильные материалы из синтетических (полиэфирных) нитей и волокон, состоящие из двух наружных слоев трикотажных полотен и промежуточного слоя прокладочного материала, соединенных между собой в процессе вязания.

В соответствии с текстом товарной позиции 6006 ТН ВЭД ЕАЭС в нее включаются трикотажные полотна машинного или ручного вязания прочие.

В подсубпозиции 6006 33 900 0 ТН ВЭД ЕАЭС классифицируются трикотажные полотна машинного или ручного вязания из синтетических нитей, из пряжи различных цветов, прочие.

В подсубпозиции 6006 32 900 0 ТН ВЭД ЕАЭС классифицируются трикотажные полотна машинного или ручного вязания из синтетических нитей, гашенные, прочие.

Для классификации стеганых текстильных материалов предназначена товарная подсубпозиция 5811 00 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС «Стеганые текстильные материалы в куске, состоящие из одного или нескольких слоев текстильных материалов, соединенных с мягким слоем прошиванием или другим способом, кроме вышивок товарной позиции 5810».

При указанных обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что товар представляет собой стеганный текстильный материал, поэтому его классификация должна осуществляться в товарной подсубпозиции 5811 00 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС, является обоснованным.

2.3. Общество обратилось в АС КК с заявлением о признании незаконными двух решений таможни о классификации товара от 12.07.2018. Решением АС КК от 29.04.2019 по судебному делу № А32-46551/2018 в удовлетворении заявленных требований отказано.

К таможенному декларированию предъявлены товары:

- «морские мидии, без раковин, варено-мороженные (mutilus chilensis), без сортности, не для детского питания, весовые, глазировка 5 %»;

- «мидии (mutilus chilensis), варено-мороженые, в раковине или без раковины, глазировка до 5 %».

Ввезенный товар классифицирован по коду 0307 32 910 0 ТН ВЭД ЕАЭС.

По результатам таможенного контроля таможня пришла к выводу о том, что ввезенный обществом товар представляет собой готовый продукт (варено-мороженные мидии), в связи с чем приняла решения о классификации товара от 12.07.2018, в соответствии с которыми товар классифицирован по коду ТН ВЭД ЕАЭС 1605 53 900 0 (мидии прочие).

Согласно тексту товарной позиции 0307 ТН ВЭД ЕАЭС в нее включаются моллюски, в раковине или без раковины, живые, свежие, охлажденные, мороженые, сушеные, соленые или в рассоле; моллюски копченые, в раковине или без раковины, не подвергнутые или подвергнутые тепловой обработке до или в процессе копчения; мука тонкого и грубого помола и гранулы из моллюсков, пригодные для употребления в пищу.

В подсубпозиции 0307 32 910 0 ТН ВЭД ЕАЭС, согласно ее тексту, классифицируются мидии мороженые Mutilus spp.

В данную товарную позицию также включаются части моллюсков при условии, что они не подвергались другой обработке, кроме указанной в пунктах (1) или (2).

Вместе с тем, в данную товарную позицию не включаются моллюски, приготовленные или консервированные способами, не предусмотренными в данной товарной позиции (например, моллюски, сваренные в воде или консервированные в уксусе) (товарная позиция 1605).

Согласно тексту товарной позиции 1605 ТН ВЭД ЕАЭС в нее включаются готовые или консервированные ракообразные, моллюски и прочие водные беспозвоночные.

В товарной подсубпозиции 1605 53 100 0 ТН ВЭД ЕАЭС классифицируются мидии в герметичных упаковках.

В товарной подсубпозиции 1605 53 900 0 ТН ВЭД ЕАЭС классифицируются мидии прочие. Выбор конкретного кода ТН ВЭД основан на оценке признаков декларируемого товара, подлежащих описанию, а процесс описания связан с полнотой и достоверностью сведений о товаре.

Таким образом, с учетом того, что товар представляет собой мидии варено-мороженые, а часть товара - варено-мороженое мясо мидий, то его классификация в соответствии с ОПИ 1 и 6 должна осуществляться в подсубпозиции 1605 53 900 0 ТН ВЭД ЕАЭС.

2.4. Общество обратилось в АС КК с заявлением о признании незаконными решения таможни о классификации товара от 31.08.2018. Решением АС КК от 13.06.2019 по судебному делу № А32-9429/2019 в удовлетворении заявленных требований отказано.

К таможенному декларированию предъявлен товар «Упаковка бумажная и картонная для продукции промышленного и бытового назначения: бумага оберточная…», заявленный код ТН ВЭД ЕАЭС 4811 59 000 9.

Согласно заключению таможенного эксперта от 23.07.2018 товар идентифицирован как композиционный материал, не имеющий основных свойств бумаги, а имеющий характерные для текстильных и полимерных материалов высокую гибкость и прочность при разрыве, состоящий из соединенных между собой нескольких слоев: бумаги, двух слоев полимерной пленки из полипропилена и расположенной между ними ткани полотняного переплетения из плоских синтетических полипропиленовых нитей (содержат 14 % полимерной пленки оранжевого цвета; 34 % ткани полотняного переплетения; 8 % полимерной пленки белого цвета с клеевым покрытием; 4 % бумаги); также сделан вывод о том, что пробы № 1-3 не соответствуют заявленному наименованию «...покрытая...слоями полиэтилена...» в графе 31 ДТ.

На основании изложенного таможенным органом принято решение по классификации товара от 31.08.2018, в соответствии с которыми товар классифицирован по коду ТН ВЭД ЕАЭС 3921 90 600 0 (Плиты, листы, пленка и полосы или ленты из пластмасс, прочие из продуктов полиприсоединения).

Товар представляет собой упаковочный многослойный материал, имеет следующую структуру: бумага-основа (плотность 50г/м2 ), покрытая с внутренней стороны слоями полиэтилена (плотностью 15 и 15 г/м2 ), между которыми расположен слой полипропиленовой ткани, полученной переплетением полос полипропилена (плотностью 45 г/м2). Предназначен для упаковки белой жести в пачках.

Согласно тексту товарной позиции 4811 ТН ВЭД ЕАЭС, в нее включаются бумага, картон, целлюлозная вата и полотно из целлюлозных волокон, с покрытием, пропитанные, ламинированные, с окрашенной или декорированной поверхностью или напечатанные, в рулонах или прямоугольных (включая квадратные) листах любого размера, кроме товаров товарной позиции 4803, 4809 или 4810.

В подсубпозиции 4811 59 000 9 ТН ВЭД ЕАЭС, согласно ее тексту, классифицируется бумага и картон с покрытием, пропиткой или ламинированные пластмассой (за исключением клеев), прочие.

Таким образом, поскольку материал, из которого изготовлен спорный товар, не имеет основных свойств бумаги, а имеет характерные для текстильных и полимерных материалов высокую гибкость и прочность при разрыве, то классификацию данного товара следует рассматривать в товарных позициях 59 ТН ВЭД ЕАЭС (текстильные материалы, пропитанные, с покрытием) и 39 ТН ВЭД ЕАЭС (пластмассы и изделия из них).

Для классификации спорного товара необходимо определить, сохраняет ли он свойства бумаги или им приобретены свойства пластмассы.

В подсубпозиции 3921 90 600 0 ТН ВЭД ЕАЭС классифицируются листы, пленка и полосы или ленты из продуктов полиприсоединения.

При изложенных обстоятельствах, суд пришел к выводу о том, что спорный товар правомерно классифицирован таможней в подсубпозиции 3921 90 600 0 ТН ВЭД ЕАЭС.

3. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с привлечением лиц к административной ответственности.

3.1. Общество обратилось в АС РК с заявлением о признании незаконным постановления таможни от 12.12.2018 по делу об административном правонарушении (далее – АП) по ч. 4 ст. 15.25 КоАП РФ. Решением АС РК от 03.06.2019 по судебному делу № А83-394/2019 в удовлетворении требований отказано.

Свои требования заявитель мотивировал тем, что обществом предприняты все зависящие от него меры для исполнения контракта, однако покупатель по контракту не смог провести платеж денежной суммы в размере 7 674 225,77 долл. США по причине ограничений, предусмотренных международными финансовыми санкциями в отношении предприятий, зарегистрированных на территории Республики Крым.

Суд пришел к выводу, что вступая в соответствующие правоотношения общество не только должно знать о существовании обязанностей, отдельно установленных для каждого вида правоотношений (в данном случае обязанности, установленной в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 19 Федерального закона от 10.12.2003 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле»), но и обеспечить их выполнение, то есть соблюсти ту степень заботливости и осмотрительности, которая необходима для строгого соблюдения требований закона.

Общество с учетом дополнительных соглашений к контракту обязано было обеспечить получение на свои банковские счета в уполномоченном банке валютной выручки. Общество является участником внешнеэкономической деятельности, сотрудники которого обладают достаточными знаниями и опытом в сфере заключения международных договоров, следовательно, обязано учитывать все риски в сфере подписания договора. На резидента возложена забота о выборе контрагента с учетом его надежности и деловой репутации, а также забота об обеспечении выполнения последним принятых обязательств. Резидент отвечает за неисполнение своих публичных обязательств, в том числе, действия (бездействия) контрагента.

Обществом на стадии предконтрактной подготовки к заключению контракта не принимались меры к установлению финансовой устойчивости и деловой репутации контрагента через Торгово-промышленную палату, торговое представительство, официальные органы страны местонахождения контрагента. На стадии заключения и исполнения контракта общество не приняло достаточных мер для обеспечения исполнения контрагентом обязательств, которые исключают риск невыполнения нерезидентом обязанности по оплате услуг (обязательная предварительная оплата в полном объеме, аккредитивная форма расчетов, прямое дебетование с заранее данным акцептом плательщика). Общество не приняло мер к получению иного обеспечения выполнения контрагентом принятых на себя обязательств (банковская гарантия, поручительство третьей стороны и т. д.).

Доводы общества о том, что покупатель по контракту не смог произвести платеж по причине ограничений, предусмотренных международными финансовыми санкциями в отношении предприятий, зарегистрированных на территории Республики Крым, суд счел несостоятельными, поскольку надлежащих доказательств, подтверждающих невозможность осуществления расчета со стороны покупателя (нерезидента) в материалы дела не представлено. Кроме этого, суд указал, что доводы заявителя опровергаются его же действиями по продлению срока исполнения обязательств, связанных с оплатой полученного товара посредством заключения трех дополнительных соглашений, более чем на два года без приведения на то объективных причин.

3.2. Общество обратилось в АС РО с заявлением о признании незаконным трех постановлений таможни от 25.10.2018 по делу об АП по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ. Решением АС РО от 22.02.2019 по судебному делу № А53-36725/2018, принятым в порядке упрощенного производства и оставленным без изменения постановлением 15ААС от 10.04.2019, в удовлетворении требований отказано.

При проведении таможенного контроля после выпуска товаров по таможенным органом установлено, что структура таможенной стоимости, заявленной обществом, является неполной, а именно при таможенном декларировании товаров в структуру таможенной стоимости не включены транспортные расходы от государственной (таможенной) границы до фактического места прибытия товаров (ст. Валуйки), соответствующие графы 17 и 18 ДТС-1 не заполнены.

Стоимость перевозки товаров по территории Таможенного союза от фактического места пересечения государственной (таможенной) границы (от пограничной передаточной станции РЖД Соловей) в согласованном месте поставки до места прибытия товаров на таможенную территорию Таможенного союза (ст. Валуйки) подлежит включению в таможенную стоимость ввозимых товаров.

Дополнительные расходы, связанные с перевозкой товара до и после прибытия его на территорию ЕАЭС ни от станции Тополи до станции Валуйки, ни от станции Валуйки до станции Каменская не были выделены в документах, опосредующих услугу. Следовательно, расходы по оплате услуг ОАО «РЖД» подлежат включению в структуру таможенной стоимости в полном объеме.

Таможней принято решение об отмене в порядке ведомственного контроля решения таможенного поста о принятии заявленной декларантом таможенной стоимости товара. Решением о корректировке таможенной стоимости товаров в структуру таможенной стоимости включены транспортные расходы по оплате услуг ОАО «РЖД» от государственной (таможенной) границы до фактического места прибытия товаров.

Материалами дела подтверждается, что обществом из-за отсутствия должного контроля за соблюдением правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ предусмотрена административная ответственность, допущено заявление недостоверных сведений о товаре, послужившее основанием для занижения подлежащих уплате таможенных пошлин.

Аналогичная правоприменительная ситуация имела место при рассмотрении арбитражными судами дел № А53-37535/2018 и № А53-6225/2019.

3.3. Общество обратилось в АС РО с заявлением о признании незаконным постановления таможни от 29.01.2019 по делу об АП по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ. Решением АС РО от 12.04.2019 по судебному делу № А53-3571/2019, оставленным без изменения постановлением 15ААС от 24.06.2019, в удовлетворении требований отказано.

В результате проведенной проверки заявленного классификационного кода ТН ВЭД ЕАЭС товара «природный камень песчаник облицовочный, камень обрезной с четырех сторон с природной поверхностью из природного камня - песчаника песчаник «резаный»…» установлено следующее.

Согласно заключению таможенного эксперта от 16.10.2018 товар изготовлен из горной породы - песчаника, путем распиловки до заданных геометрических размеров и дополнительной обработкой - галтовкой - для получения окатанной поверхности, бучардованием лицевой поверхности. Не является грубо обработанным или просто разрезанным пилой или другим способом на плиты прямоугольной (включая квадратную) формы, поскольку является изделием с заданными геометрическими размерами и дополнительной обработкой поверхности: галтовкой, бучардованием.

На основании информации, полученной из заключения таможенного эксперта 28.11.2018, должностным лицом таможенного органа было принято решение по классификации товара по ТН ВЭД ЕАЭС.

В результате принятого решения и изменения классификационного кода товара по ТН ВЭД ЕАЭС с заявленного декларантом 2516 20 000 0 на 6802 99 900 0 ставка ввозной таможенной пошлины увеличилась с 3 % до 13 %. Следовательно, увеличился размер причитающихся к уплате сумм таможенных платежей.

Исходя из изложенного обществом в ДТ были заявлены неполные сведения о товаре, сопряженные с указанием кода ТН ВЭД ЕАЭС, не соответствующего данному товару, исходя из недостающих в декларации сведений о товаре и послужившее в связи с этим основанием освобождения от уплаты таможенных пошлин, налогов или занижения их размера.

Также из материалов дела следует, что поставщик подтвердил ошибочное направление в адрес общества обработанного камня, который стоит дороже. Между тем, декларант имел право на осмотр товара в целях заявления достоверных сведений.

Доводы заявителя о том, что экспертное заключение таможенного эксперта не является надлежащим доказательством, так как в ходе проверки заявителем был представлен акт экспертизы Торгово-промышленной палаты Ростовской области от 21.12.2018, который опровергает доводы таможенного эксперта, судом был отклонен.

Заключение таможенного эксперта содержит все необходимые данные, что соответствует требованиям статей 4, 5, 8, 25 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Выводы, изложенные в заключении таможенного эксперта, однозначны и не противоречивы друг другу.

Общество с ходатайством о проведении дополнительной или повторной таможенной экспертизы в таможенный орган не обращалось, правом, предусмотренным ст. 395 ТК ЕАЭС, не воспользовалось.

Аналогичная правоприменительная ситуация имела место при рассмотрении АС РО и 15ААС судебного дела № А53-3606/2019.

3.4. Директор общества обратился в Миллеровский городской суд с заявлениями о применении положений статей 3.4 и 4.1.1 КоАП РФ, согласно которым назначенное ему наказание в виде административного штрафа по ч. 1 ст. 19.7.13 КоАП РФ (с учетом ч. 1 ст. 19.7 КоАП РФ) должно быть заменено на предупреждение. Решениями Миллеровского городского суда от 24.04.2019 по судебным делам № 12-43/2019, № 12-45/2019 в удовлетворении требований отказано.

Общество было обязано предоставить статистическую форму в таможенный орган не позднее 10.08.2018 включительно, в вместе с тем, на сайте ФТС России статистические формы были заполнены обществом 14.12.2018, отправлены почтовым отделением 21.12.2018, получены таможней 24.12.2018.

Каких-либо объективных причин, исключающих возможность директора общества своевременно представить в таможенный орган указанную статистическую форму в процессе административного производства по делу об АП не установлено.

Из материалов дела об АП следует, что директору общества не было известно об обязанности по предоставлению в установленный срок в таможенный орган статистической формы, то есть, он не предвидел возможности наступления вредных последствий своего бездействия, хотя должен был и мог их предвидеть, что характеризует субъективную сторону совершенного им АП в форме неосторожности.

Таким образом, материалами дела полностью доказаны факт совершения им АП, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 19.7.13 КоАП РФ, и его вина в совершении указанного АП.

С учетом взаимосвязанных положений ч. 2 ст. 3.4 и ч. 1 ст. 4.1.1 КоАП РФ возможность замены наказания в виде административного штрафа предупреждением допускается при наличии совокупности всех обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 3.4 КоАП РФ.

Информация, изложенная в статистической форме учета перемещения товаров, имеет важное значение для формирования статистики внешней торговли Российской Федерации в целом, так как является первичным источником при формировании статистики взаимной торговли с государствами - членами ЕАЭС. Соблюдение соответствующего порядка направлено на обеспечение достоверности официальной статистической информации государств - членов Евразийского экономического союза.

Рассматриваемое правонарушение является формальным, в связи с чем, представляет угрозу охраняемым общественным отношениям независимо от наступления каких-либо негативных материальных последствий.

Соответственно, сами по себе факты отсутствия негативных материальных последствий и непривлечение ранее лица к административной ответственности за совершение аналогичного АП не являются обстоятельствами, свидетельствующими о наличии оснований для применения положений ст. 4.1.1 КоАП РФ и замены административного штрафа на предупреждение.

Идентичная правовая позиция изложена в постановлении ВС РФ от 06.07.2017 № 9-АД17-11.

Аналогичным образом рассмотрены так же и заявления вышеуказанного общества в АС РО, решениями которого от 21.06.2019 по делам № А53-12121/2019 и № А53-12123/2019 в удовлетворении требований отказано.

3.5. Общество обратилось в АС КК с заявлением о признании незаконным постановления таможни от 23.08.2018 по делу об АП по ч. 1 ст. 19 КоАП РФ. Решением АС РО от 23.05.2019 по судебному делу № А53-37290/2019 в удовлетворении требований отказано.

31.03.2018 находящийся в контейнере товар «коньячный дистиллят» был выдан с территории зоны таможенного контроля представителями общества, о чем в таможенный была предоставлена отчетность по форме ДО-2. В качестве документа, разрешающего выдачу товара, была указана транзитная декларация. Таможней установлено, что в соответствии с транзитной декларацией таможенная процедура таможенного транзита не была завершена надлежащим образом, в связи с чем, таможня пришла к выводу о том, что данный документ не мог послужить основанием для выдачи вышеуказанного товара с территории зоны таможенного контроля.

Поскольку спорный товар «коньячный дистиллят» перевозился через территорию государства, не являющегося членом ЕАЭС (Грузия), он находился под таможенным контролем.

Заявитель указывает на то, что спорный товар на момент его выдачи не мог находиться под таможенным контролем, поскольку в СЦ УКТ АО «НЛЭ» таможней были переданы соответствующие документы, что, по его мнению, подразумевает завершение таможенной процедуры таможенного транзита – коносамент, карго-манифест с отметками получившего их таможенного органа.

Вместе с тем, указанный довод отклонен судом как необоснованный в связи с тем, что на момент выпуска товара с зоны таможенного контроля в транзитной декларации не был проставлен штамп о поступлении товара, не заполнен и не заверен личной номерной печатью.

Указанное позволяет сделать вывод о том, что спорный товар на момент выдачи находился под таможенным контролем и процедура таможенного транзита в отношении указанного товара не была завершена.

Таким образом, материалами дела подтверждается, что обществом допущена выдача (передача) товара, находящегося под таможенным контролем, с территории зоны таможенного контроля без разрешения таможенного органа.

3.6. Общество обратилось в АС КК с заявлением о признании незаконным постановления таможни от 10.08.2018 по делу об АП по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ. Решением АС РО от 04.02.2019 по судебному делу № А53-39969/2017, оставленным без изменения постановлением 15ААС от 30.04.2019, в удовлетворении требований отказано.

В результате проведенного таможенного досмотра товара, задекларированного обществом, таможенным органом установлен факт превышения фактического веса брутто и нетто товара № 1 на 382 кг, а также превышение веса брутто и нетто товара № 2 на 142 кг.

Учитывая вышеизложенное, таможенный орган пришел к выводу о том, что обществом нарушены требования статей 179, 180, 181 ТК ТС, выразившиеся в недекларировании по ДТ товара «морская рыба – хек», весом нетто 382 кг и «морская рыба пеламида», весом нетто 142 кг, по установленной форме при помещении их под таможенную процедуру и декларировании, что является АП, ответственность за которое установлена ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ.

Судом установлено, что предметом АП являлась свежемороженая рыба, материалами дела подтверждается, что на рассматриваемом товаре отсутствовала ледяная глазурь. Ни в контракте, ни в иных документах, в том числе таможенного досмотра, не указаны сведения о наличии на рыбе ледяной глазури. Согласно направленному в таможню информационному письму, общество вес определяло расчетным способом по фото пустой коробки, сведений о наличии ледяной глазури письмо не содержит.

В инвойсе вес товара отсутствовал. По информации общества вес нетто с неотделяемой упаковкой определялся им расчетным способом, по результатам предварительного осмотра товара под таможенным наблюдением. Инвойс и упаковочный лист в формализованном виде (в отсканированном виде с подписями и печатями) на прибывшую партию товара к таможенному оформлению товара по ДТ не предоставлялся.

Кроме того, после отказа в выпуске данного товара по ДТ он 28.04.2017 был заявлен обществом по другой ДТ с заявлением уже достоверного веса нетто товара, установленного в ходе таможенного досмотра.

Таким образом, вес нетто рыбы был определен в ходе таможенного досмотра верно (на замороженной рыбе отсутствовал снег, лед) и превышал фактически заявленный в ДТ.

Также следует учесть, что вес нетто мороженной рыбы не мог быть меньше обнаруженного при таможенном досмотре. По информации ЭКС-региональный филиал ЦЭКТУ г. Ростов-на-Дону в соответствии с нормативно-справочной информацией при хранении и транспортировании происходит потеря массы мороженной рыбы – так называемая естественная убыль, фактическое значение которой зависит от многих факторов (сроков хранения и транспортирования, соблюдения условий транспортирования и хранения, вида и состояния рыбной продукции до процесса замораживания и др.). Информации об увеличении массы мороженной рыбной продукции при транспортировании и хранении в нормативно-справочной документации не обнаружено.

Суд признал доказанным факт подачи юридическим лицом в таможенный орган ДТ, в которой отсутствовали сведения о части товара - рыба хек весом нетто 382 кг, рыба пеламида весом нетто 142 кг, и пришел к выводу о наличии в его действиях состава указанного АП.

Обществом самостоятельно и недостоверно рассчитан (занижен) вес нетто товара с первичной упаковкой и внесен в графу 38 ДТ, который не соответствовал фактическим сведениям о весе, указанным в упаковочном листе и инвойсе, и к таможенному оформлению предоставлен в электронном виде упаковочный лист с самостоятельно внесенными декларантом сведениями о весе товара, которые не соответствовали данному документу, находящемуся в распоряжении общества.
Если заметили в тексте опечатку, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
 
Другие новости по теме:

  • Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости, классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД, возвратом таможенных платежей и привлечением лиц к административной ответственности
  • Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров, а также делам, связанным возвратом (зачетом) таможенных платежей
  • Анализ судебной практики по спорам, связанным с ввозом (вывозом) товаров на (с) территорию (и) особых экономических зон
  • Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости, классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД, возвратом таможенных платежей и привлечением лиц к административной ответственности
  • Правила подачи обращения декларанта или таможенного представителя о внесении изменений и (или) дополнений сведений, заявленных в ДТ, после выпуска товаров

  • Вернуться
     

    Главная страница  |  Реклама на сайте  |  Обратная связь
    COPYRIGHT © 2008-2019   All Rights Reserved.