Регистрация | Войти

ENG  |  RSS  |  Мобильная версия  |   Обратная связь  

CustomsOnline - Все для участников ВЭД

Стоимость доллара США, евро и китайского юаня по отношению к российскому рублю  


» Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости, классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД, возвратом таможенных платежей и привлечением лиц к административной ответственности
17 апреля 2019 | Новости законодательства
1. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров, а также делам, связанным возвратом (зачетом) таможенных платежей
1.1. Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением к Астраханской таможне о признании незаконным и отмене решения о корректировке таможенной стоимости товара (судебное дело № А06 - 2535/2018).
Решением Арбитражного суда Астраханской области в удовлетворении требований Общества отказано.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды пришли к выводу о том, что Обществом в нарушение пункта 1 статьи 5 Соглашения между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза» (далее - Соглашение) в структуру таможенной стоимости, определенной методом по стоимости сделки с ввозимыми товарами, не были включены транспортные расходы от государственной (таможенной) границы до места прибытия на таможенную территорию Евразийского экономического союза (далее – ЕАЭС) (станция Валуйки), соответствующие графы 17 и 18 ДТС – 1 не заполнены.
При этом в силу пункта 2 статьи 5 Соглашения таможенная стоимость оцениваемых (ввозимых) товаров не должна включать расходы по перевозке (транспортировке) товаров, осуществляемой после их прибытия на таможенную территорию Таможенного союза, при условии, что они выделены из цены, фактически уплаченной или подлежащей уплате, заявлены лицом, декларирующим товары, и подтверждены им документально.
Оценив приведенные Обществом в обоснование своей позиции доводы, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что условия пункта 2 статьи 5 Соглашения декларантом не соблюдены, дополнительные расходы, связанные с перевозкой товара до и после прибытия его на территорию ЕАЭС ни от станции Тополи до станции Валуйки (место прибытия на таможенную территорию ЕАЭС), ни от станции Валуйки до станции Татьянка (место назначения) не были выделены в документах, опосредующих услугу. Следовательно, расходы по оплате услуг ОАО «РЖД» по заключенному договору подлежат включению в структуру таможенной стоимости в полном объеме.
В ходе проведения дополнительной проверки Обществом не было представлено доказательств направления им запросов в адрес перевозчика относительно расходов, связанных с перевозкой товаров до и после прибытия на таможенную территорию ЕАЭС или доказательств невозможности представления такой информации.
Также судами отмечено, что самостоятельный расчет с учетом километража пути таможенный орган не вправе производить, поскольку такие действия не будут основаны на достоверной, количественно определенной и документально подтвержденной информации о товаре и иных сведений, имеющих отношение к определению стоимости сделки в смысле приведенных норм Соглашения. Такая методика расчета не будет основана на законе. Обязанность по подтверждению заявленной таможенной стоимости, в том числе соблюдения структуры таможенной стоимости, лежит на декларанте.
Таким образом, судами был сделан вывод о том, что принятое таможенным органом решение о корректировке таможенной стоимости является законным и обоснованным.
По аналогичным основаниям арбитражными судами первой и апелляционной инстанций отказано полностью в удовлетворении требований, заявленных участником внешнеэкономической деятельности по делу 
№ А06 - 7838/2018.
1.2. Общество обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением о признании незаконным решения Краснодарской таможни о корректировке таможенной стоимости товаров (дело № А32-3101/2017).
В заявлении в суд общество указывает, что организацией был представлен таможенному органу полный пакет документов в подтверждение заявленных сведений. Цена закупки стального лома, указанная в калькуляции, соответствует закупочным ценам в период накопления судовой партии.
Судами первой и апелляционной инстанций в удовлетворении заявленных требований отказано.
Принимая судебные акты, суды согласились с доводом таможни о заключении истцом договоров оказания услуг и поставки товаров со взаимосвязанными лицами, что могло существенно повлиять на цену, фактически уплаченную за товары и услуги, и явилось основанием для проведения камеральной таможенной проверки. Установленная в ходе проверки недостоверность сведений о таможенной стоимости товаров, послужила основанием для принятия решений о корректировке таможенной стоимости.
В основу выводов суда легли в том числе результаты сопоставления документов, представленных истцом в ходе таможенного декларирования и в ходе камеральной таможенной проверки, с импортными таможенными декларациями Турецкой Республики, инвойсами, транспортными и иными документами, полученными таможенным органом в ходе оперативно-розыскной деятельности от таможенной службы Республики Турция в рамках Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Турции о сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах (Анкара, 16.09.1997).
В результате сопоставления документов установлено, что сведения, указанные в импортных таможенных декларациях идентифицируются со сведениями, заявленными в российских экспортных ДТ, а именно: по наименованию товара, по весовым характеристикам, морскому судну, номеру и дате коносамента, порту погрузки, порту назначения, получателю товара. Вместе с тем, стоимость товаров, заявленная истцом по делу в российских экспортных ДТ, отлична от стоимости товаров, указанной в импортных таможенных декларациях Турецкой Республики, в меньшую сторону.
На основании изложенного судом сделан обоснованный вывод о том, что истец является заинтересованным лицом в представлении в таможенные органы Российской Федерации документов с заниженной стоимостью товаров, так как занижение стоимости товаров приводит к уменьшению суммы таможенных платежей, подлежащих уплате в бюджет Российской Федерации.
При этом, таможенным органом доказана недостоверность заявленных обществом сведений о таможенной стоимости товаров, что в соответствии с п.1 ст. 68 ТК ТС и разъяснениями Постановления Пленума ВС РФ № 18 исключает возможность применения первого метода определения таможенной стоимости товаров.
1.3. Общество обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением о признании незаконными и отмене решения Краснодарской таможни о корректировке таможенной стоимости товаров по ДТ (дело № А32-26114/2016).
В заявлении в суд Общество указывает, что отказ таможни в применении первого метода определения таможенной стоимости товаров, ввезенных на таможенную территорию Союза по спорной декларации на товары, является незаконным. Организация представила все необходимые документы в соответствии с требованиями законодательства. Достоверность сведений, содержащихся в представленных документах, таможенным органом документально не опровергнута.
Решением Арбитражного суда Краснодарского края, оставленным без изменения Пятнадцатым арбитражным апелляционным судом, в удовлетворении заявленных требований отказано.
При разрешении спора о правомерности корректировки таможенной стоимости суд пришел к выводу, что таможенным органом установлены признаки недостоверного заявления таможенной стоимости товаров, задекларированных обществом, которые нашли свое подтверждение в ходе проведения камеральной таможенной проверки.
Сведения, содержащиеся в представленной таможенным органом экспортной декларации таможенной службы Турции, полученной таможенными органами Российской Федерации в соответствии с Соглашением между Правительством Турецкой Республики и Правительством Российской Федерации о сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах, сопоставимы со сведениями заявленными обществом на этапе таможенного декларирования, что позволило идентифицировать поставки спорного товара, за исключением условий поставки. Так в ходе таможенного оформления заявлены условия поставки CFR, а в экспортных декларациях Турецкой Республики - FOB.
Экспортная декларация поставщика, предоставленная таможенной службой Турции, является допустимым доказательством. Информация о таможенной стоимости, указанная в экспортной декларации принимается судом как достоверная и как доказательство, подтверждающее доводы таможни о предоставлении недостоверной информации при декларировании товара.
C учетом информации, указанной в экспортной декларации, таможенный орган пришел к обоснованным выводам о том, что обществом в декларации на товары заявлены недостоверные сведения о стоимости товара, так как в нее не включены услуги по его транспортировке.
На основании изложенного суд указал, что таможенный орган доказал недостоверность заявленных обществом сведений о стоимости товара, поскольку в структуру таможенной стоимости не были включены услуги по его транспортировке, что привело к занижению таможенной стоимости.
1.4. По судебному делу № А32-3880/2018 Обществом при таможенном декларировании предоставлена копия экспортной декларации страны отправления с переводом. Между тем, в предоставленном документе отсутствуют отметки таможенного органа, осуществлявшего таможенное оформление в стране отправления. Дата декларирования товаров раньше даты предоставленного инвойса.
Суд согласился с позицией таможенного органа о том, что в прайс-листе не указан период действия предлагаемых цен, в связи с чем невозможно определить, действовало ли представленное предложение на момент составления инвойса.
Судом установлено, что по запросу таможенного органа обществом представлены запрошенные документы частично. При контроле таможенной стоимости до выпуска товара таможенный орган использовал мониторинг-анализ по РТУ и ФТС России. Согласно полученным сведениям отклонение заявленного индекса таможенной стоимости (далее – ИТС) на товары, ввезенные на территорию Таможенного союза из Китая в сопоставимый период времени, по данным ЦБД составило 36,36 % - 53%. При таких обстоятельствах таможенный орган подтвердил суду низкий ценовой уровень ввезенного обществом товара.
В связи с изложенным, таможенная стоимость товара, определена резервным методом, в соответствии со статьями 7, 10 Соглашения на основе информации о стоимости сделки с однородными товарами.
Поскольку стоимость сделки, являющаяся основной для определения таможенной стоимости по первому методу, в рассматриваемом случае обществом не подтверждена, не соблюдены требования, установленные пунктом 3 статьи 2 Соглашения, действия таможни по корректировке таможенной стоимости следует признать совершенными в соответствии с положениями статьи 68 Таможенного кодекса Российской Федерации.
Дело № А32-3726/2018 имеет аналогичные обстоятельства.
1.5. По судебному делу № А32-12716/2017 декларант определил таможенную стоимость товаров методом стоимости сделки с ввозимыми товарами. В ходе проверки таможенным органом обнаружены признаки недостоверности заявленных сведений о таможенной стоимости товара и принято решение о проведении дополнительной проверки. У декларанта были запрошены дополнительные документы и сведения
Общество представило запрошенные документы не в полном объеме, в связи с чем таможенный орган принял решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров.
Принимая решение по данному делу в пользу таможенного органа, суд исходил из следующего.
Согласно внешнеторговому контракту расчеты за поставляемый товар должны осуществляться на основании ДТ путем банковского перевода на счет продавца, в течение 180 календарных дней, от даты таможенного оформления груза покупателем в порту г. Новороссийска, а также путём предоплаты (авансовый платёж) с поставкой товара в течение 180 календарных дней. Однако, при таможенном декларировании товаров документы, подтверждающие согласование сторонами контракта конкретных сведений о порядке и сроках оплаты за поставляемые товары, представлены не были. В решении о проведении дополнительной проверки таможенным органом были запрошены документы, подтверждающие согласование сторонами контракта сведений о сроках и порядке оплаты за поставляемый товар. Указанные документы в таможенный орган не предоставлены. Таким образом, не подтверждены документально сведения о согласовании сторонами контракта существенных его условий, касающихся порядка и сроков оплаты за поставляемые товары.
В решении о проведении дополнительной проверки у декларанта были запрошены платежные поручения, заявления на перевод, подтверждающие оплату за поставленные товары, экземпляр ведомости банковского контроля на текущую дату, выписки по лицевым счетам. В числе документов была представлена ведомость банковского контроля, исходя из которой, невозможно установить порядок оплаты по контракту. Пояснения по порядку и срокам оплаты декларантом не предоставлены. Также не были предоставлены банковские платежные документы по оплате декларируемой поставки и выписки по лицевым счетам.
В связи с вышеизложенным, таможенному органу не представилось возможным осуществить контроль соблюдения покупателем обязательств по оплате товаров, а также проверить соответствие заявленной стоимости товаров фактически произведенной оплате.
При поставке товаров на условиях FOB - Циндао декларантом не предоставлены документы, подтверждающие согласование тарифов, ставок за организацию и выполнение услуг по перевозке, а также заявка на перевозку товара морским транспортным средством.
В целях подтверждения оплаты расходов по перевозке товаров обществом предоставлен свифт, которым была произведена оплата по нескольким счетам на общую сумму, что не позволяет идентифицировать сумму, оплаченную за доставку конкретных товаров. Таким образом, сведения о транспортной составляющей в структуре таможенной стоимости товаров документально не подтверждены.
Судом указано, что предоставленный договор транспортно-экспедиционного обслуживания регулирует общие положения и содержит пункты, являющиеся отсылочными, так как предусматривают получение конкретной информации и согласование существенных условий договора (тарифы, порядок предоставления услуг и так далее) на сайте исполнителя. Вместе с тем, согласно договору, исполнитель предоставляет клиенту комплект бумажных документов (счет, счет-фактура, акт выполненных работ/оказанных услуг) после получения предварительной письменной заявки от клиента. Договором предусмотрено, что стоимость фактически оказанных услуг определяется на основании актов оказанных услуг и рассчитывается в соответствии с тарифами, действующими на день оказании услуги, и фактическим объемом оказанных услуг. Однако, письменные заявки общества, тарифы, действовавшие на момент оформления товаров, а также акт выполненных работ/оказанных услуг декларантом в таможенный орган в период проведения дополнительной проверки не предоставлены.
На основании изложенных обстоятельств судом было отказано в удовлетворении заявленных Обществом требований.
Дела №№ А32-11144/2017, А32-5318/2017 имеют аналогичные обстоятельства.
1.6. По судебному делу № А32-45132/2017 таможенная стоимость товаров определена декларантом по стоимости сделки с ввозимыми товарами.
В ходе проведения контроля таможенной стоимости товаров, таможенным органом выявлены признаки, указывающие на то, что сведения о таможенной стоимости товаров подтверждены не в полном объеме и принято решение о проведении дополнительной проверки.
Декларантом по результатам дополнительной проверки в адрес таможенного органа запрашиваемые дополнительные документы и сведения представлены не в полном объеме, в связи с чем таможенным органом приняты решения о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров. Таможенная стоимость товаров определена в соответствии с положениями статьи 10 Соглашения на основе статьи 7 Соглашения (метод 6 на базе 3) на основе информации из ИАС «Мониторинг-Анализ».
Судом установлено, что в гр. 21 спорных ДТ указано одно наименование судна, тогда как в коносаменте указано иное. Таким образом, исходя из сведений, содержащихся в предоставленных документах, можно сделать вывод о том, что товар перегружался с одного транспортного средства на другое. Вместе с тем ни в одном из предоставленных документов отдельно не выделены расходы по погрузке/перегрузке товара с одного транспортного средства на другое и не предоставлены документы, подтверждающие расходы по погрузке, выгрузке или перегрузке товаров. Таким образом, сведения о транспортной составляющей в структуре таможенной стоимости товаров документально не подтверждены. При таможенном декларировании товаров был представлен счет за фрахт, однако данный документ не содержит данных (номер контейнера, инвойса, договора ТЭО и т.д.) позволяющих идентифицировать его с декларируемой поставкой. Также при таможенном декларировании товаров не представлены документы, подтверждающие согласование сторонами тарифов на оказание услуг.
Из анализа представленных декларантом дополнительных документов и сведений установлено, что согласно внешнеторговому контракту, расчеты за поставляемый товар должны осуществляться на основании ДТ путем банковского перевода на счет Продавца, в течение 180 календарных дней, от даты таможенного оформления груза Покупателем в порту г. Новороссийска, а также путём предоплаты (авансовый платёж) с поставкой товара в течение 180 календарных дней. Однако, при таможенном декларировании товаров документы, подтверждающие согласование сторонами контракта конкретных сведений о порядке и сроках оплаты за поставляемые товары, представлены не были. В решении о проведении дополнительной проверки таможенным органом были запрошены документы, подтверждающие согласование сторонами контракта сведений о сроках и порядке оплаты за рассматриваемую товарную партию. Указанные документы в таможенный орган не предоставлены. Таким образом, не подтверждены документально сведения о согласовании сторонами контракта его существенных условий, касающихся порядка и сроков оплаты за поставляемые товары. В числе документов обществом была представлена ведомость банковского контроля, исходя из которой порядок оплаты по контракту не установлен. Банковские платежные документы по оплате декларируемой поставки и выписки по лицевым счетам, а также пояснения по порядку и срокам оплаты рассматриваемой товарной партии декларантом не предоставлены. В связи с вышеизложенным, у таможенного органа отсутствовала возможность осуществить контроль соблюдения покупателем обязательств по оплате товаров, а также проверить соответствие заявленной стоимости товаров фактически произведенной оплате.
Поставка товара осуществляется на условиях FOB. При этом при декларировании товаров не были предоставлены документы, подтверждающие согласование тарифов, ставок за организацию и выполнение услуг по перевозке, заявка на перевозку, банковские платежные документы, подтверждающие оплату услуг по перевозке товаров. Исходя из сведений, содержащихся в предоставленных документах, можно сделать вывод о том, что товар перегружался с одного транспортного средства на другое. Вместе с тем, в предоставленных документах не выделены расходы по погрузке/перегрузке товара с одного транспортного средства на другое и не предоставлены документы, подтверждающие расходы по погрузке, выгрузке или перегрузке товаров. В связи с чем, не представляется возможным определить, осуществлялась ли покупателем отдельно от цены, уплаченной или подлежащей уплате, оплата (полностью или частично) погрузки, выгрузки или перегрузки товаров до места прибытия на таможенную территорию РФ.
В связи с непредставлением декларантом запрошенных таможенным органом документов в полном объеме, не представляется возможным осуществить контроль условий организации внешнеторговой сделки.
На основании изложенного суд пришёл к выводу о том, что заявленные в ДТ сведения о таможенной стоимости товаров правомерно подлежали корректировке.
1.7. Общество обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с заявлениями к Ростовской таможне о признании незаконными решений таможни о внесении изменений (дополнений) в сведения, заявленные в декларациях на товары о таможенной стоимости товаров.
Решениями Арбитражного суда Ростовской области по делам №№ А53-32869/2018, А53-40122/2018, в удовлетворении заявленных требований Обществу отказано.
По спорным ДТ службой таможенного контроля после выпуска товаров Южного таможенного управления проведена камеральная таможенная проверка Общества по вопросу достоверности сведений, заявленных о таможенной стоимости товаров.
В рамках проверки Южной оперативной таможней в ЮТУ представлены копии экспортных деклараций, инвойсов и упаковочных листов, полученные в соответствии с Соглашением между Правительством Турецкой Республики и Правительством Российской Федерации «О сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах» от 16.09.1997, г. Анкара.
Документы, представленные Турецкой Республикой, исходя из страны отправления, страны назначения, отправителя товаров, наименования получателя и его адреса, вида транспорта (морской), периода поставки, номеров контейнеров, номеров инвойсов, количества товаров (в дополнительных единицах измерения (шт.), наименования и описания товаров (его артикулов), валюты счета (долл. США), условий поставки относятся к товарным партиям, задекларированным Обществом по 5 декларациям на товары.
В ходе проверки установлено, что при соответствии сведений об общем объеме товарных партий, указанных в экспортных документах, таможенная стоимость, заявленная декларантом, значительно ниже по сравнению со стоимостью товаров, указанной в копиях экспортных таможенных деклараций и инвойсах, поданных в таможенной орган Турецкой Республики при их вывозе.
Принимая решение по делу № А53-40122/2018, Арбитражный суд Ростовской области пришел к выводу, что установленные в результате проведенной камеральной проверки расхождения в сведениях о стоимости товаров в документах, представленных таможенной службой Турции, относящихся к товарной партии, задекларированной Обществом по спорной ДТ, и в документах, представленных Обществом при таможенном декларировании на территории ЕАЭС, свидетельствуют о том, что сведения о таможенной стоимости товаров не основываются на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации. При этом судом указано, что экспортная декларация отнесена действующим таможенным законодательством к документам, подтверждающим таможенную стоимость товара и является официальным таможенным документом, а приложенный к ней экспортный инвойс подтверждает стоимость товара при экспорте в адрес Общества.
Принимая решение по делу № А53-32869/2018, Арбитражный суд Ростовской области, суд исходил из того, что предмет и условия поставки по спорной ДТ и ДТ, по которым таможенным органом получены экспортные документы Турецкой Республики, были идентичными.
При этом суд непосредственно указал, что экспортная декларация, относящаяся к спорной ДТ Обществом не представлена, причины различия цен, указанных в документах (экспортной декларации, инвойсе), оформленных контрагентом заявителя в стране вывоза и документах, оформленных заявителем при ввозе товара на территорию РФ, обоснованы не были. Ссылаясь на недобросовестные действия иностранного контрагента при составлении экспортных документов, Общество претензий к данном лицу не заявило. Доказательств принятия заявителем мер для защиты своих интересов от последствий недобросовестного поведения иностранного партнера, а именно мер по истребованию экспортных документов, относящихся к спорным эпизодам поставки, также не представлено.
Оценивая довод заявителя о значительности временного расхождения между спорной ДТ и ДТ, экспортные документы по которым были использованы таможней при корректировке таможенной стоимости, суд принял во внимание, что анализ цен на ввезенные товары за период с июня 2016 по февраль 2017, отраженных в экспортных декларациях, полученных из Турецкой Республики, свидетельствует, о неизменности цен ввозимых на территорию РФ товаров.
2. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД.
2.1. По делу № А32-42456/2018 Общество оспаривало решения по классификации товаров Новороссийской таможни на товар «киви свежие…».
Общество задекларировало товар «киви свежие, предназначены для употребления в пищу, не содержат ГМО, не расфасованные для розничной продажи, упакованные в пластиковые и картонные коробки, КОД ОКПО 97 6169, изготовитель: «SAHEL KHAZAR CHOBAR», товарный знак: «SAHEL KHAZAR». Товары классифицированы декларантом в подсубпозиции 0810 50 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС.
По результатам контроля правильности классификации товаров, таможней приняты решения по классификации товара, согласно которым товар № 1 «киви свежие, вид Actinidia arguta, предназначены для употребления в пищу», должен быть классифицирован в товарной подсубпозиции 0810 50 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС.
Затем таможней вынесены решения об изменении решений по классификации товаров, согласно которым спорный товар должен классифицироваться по коду 0810 90 750 0.
Действия таможни по изменению кода товара оспорены Обществом в судебном порядке.
Принимая решение в пользу таможенного органа суд руководствовался следующим.
В подсубпозиции 0810 50 000 ТН ВЭД ЕАЭС классифицируются киви.
Согласно Пояснениям к подсубпозиции 0810 50 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС относятся плоды киви вида Actinidia chinensis Planch или Actinidia deliciosa. Данные мясистые плоды, размером с яйцо, имеют горьковато-сладкий вкус, а их ворсистая кожура имеет зеленовато-коричневатый цвет.
При этом, в подсубпозицию 0810 90 750 0 ТН ВЭД ЕАЭС включаются пригодные в пищу плоды видов Actinidia, кроме киви (Actinidia chinensis Planch или Actinidia deliciosa), включенного в субпозицию 0810 50 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС.
В процессе таможенного декларирования декларантом предоставлены фитосанитарные сертификаты, в которых указано, что товар принадлежит к виду киви Actinidia arguta.
В обоснование заявленных требований, общество ссылается на то, что организацией по карантину и защите растений Министерства Сельскохозяйственного Джихада Исламской Республики Иран во время заполнения фитосанитарных сертификатов допущена ошибка в ботаническом названии киви.
Вместо правильного названия: «Actinidia deliciosa» Организация по карантину и защите растений Министерства Сельскохозяйственного Джихада Исламской Республики Иран указала ботаническое название растений: «Actinidia arguta».
В подтверждение данного факта обществом представлено письмо SAHEL KHAZAR CHOBAR с правильным ботаническим наименованием киви «Actinidia deliciosa».
Между тем, в соответствии с Федеральным законом от 21.07.2014 № 206-ФЗ «О карантине растений» государственный карантинный фитосанитарный контроль (надзор) в пунктах пропуска через Государственную границу Российской Федерации осуществляется уполномоченными федеральными органами исполнительной власти в соответствии с их компетенцией, установленной Правительством Российской Федерации.
Контрагент не является лицом, уполномоченным на проведение фитосанитарного контроля и внесение изменений в фитосанитарные сертификаты.
Кроме того, в пункте 19 Правил осуществления государственного карантинного фитосанитарного контроля (надзора) в пунктах пропуска через государственную границу Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 13.08.2016 № 792, установлен исчерпывающий перечень оснований, при наличии которых сертификат признается недействительным.
Суд указал, что предоставленное письмо Организации по карантину и защите растений Министерства Сельскохозяйственного Джихада Исламской Республики Иран не подтверждает наличие технической ошибки. Следовательно, представленный при декларировании товаров фитосанитарный сертификат сохраняет свое действие и подтверждает, что ввезенный обществом товар относится к сорту «Actinidia arguta».
На основании вышеизложенного, суд приходит к выводу о том, что товарной позицией, которая содержит наиболее конкретное описание спорного товара, является позиция 0810 90 750 0 ТН ВЭД ЕАЭС.
2.2. По делу № А32-40616/2017 оспаривались решения по классификации товаров Новороссийской таможни на товар «культиваторы бензиновые…».
Обществом ввезены и задекларированы «культиваторы бензиновые, предназначены для работ по обработке почвы, поставляются в разобранном виде в комплекте с колесами и инструментами для сборки и регулировки, крепежом, руководством по эксплуатации, гарантийным талоном». Товар классифицирован декларантом в подсубпозиции 8432 29 100 0 ТН ВЭД ЕАЭС.
Таможней приняты решения по классификации товаров в товарной подсубпозиции 8701 10 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС на основании заключения таможенного эксперта ЭКС - региональный филиал г. Ростов-на-Дону, что послужило основанием обращения Общества в суд.
Решением суда первой инстанции заявленные требования удовлетворены.
Отменяя решение суда первой инстанции и принимая постановление в пользу таможенного органа судом апелляционной инстанции указано, что спорный товар относится к малогабаритным тракторам и классифицируется в субпозиции 8701 10.
Согласно ТН ВЭД ЕАЭС классификационный код 8701 10 000 0 присваивается следующим товарам: «тракторы (кроме тракторов товарной позиции 8709): тракторы, управляемые рядом идущим водителем». В группу 87 ТН ВЭД включаются «средства наземного транспорта, кроме железнодорожного или трамвайного подвижного состав, и их части и принадлежности», в саму же товарную позицию 8701 включаются: «тракторы (кроме тракторов товарной позиции 8709)». В подсубпозиции 8701 10 000 0 ТН ВЭД классифицируются тракторы, управляемые рядом идущим водителем.
Согласно заключению таможенного эксперта спорный товар идентифицирован как мотоблоки моделей «SHINERAY БК-8/1000», «SHINERAY БК-8/1000S», «SHINERAY БК-8/1000Н», «SHINERAY BK-8/1000HS» с двигателем внутреннего сгорания, несамоходные, управляемые идущим рядом и удерживающим его оператором предназначенные для подготовки и обработки почвы под посадку садовых и огородных культур», изготовленные фирмой «CHONGQING SHINERAY AGRICULTURAL MACHINERY CO LTD.»
На мотоблоках моделей «SHINERAY BK-8/1000HS», «SHINERAY БК-8/1000» установлен шкив отбора мощности (вал отбора мощности). Мотоблоки моделей «SHINERAY БК-8/1000», «SHINERAY БК- 8/1000S», «SHINERAY БК-8/1000Н», «SHINERAY BK-8/1000HS» могут осуществлять буксировку одноосного прицепа при условии соответствия крепления и весовых характеристик прицепа.
Таким образом, выводы эксперта подтверждают тот факт, что конструктивные особенности мотоблока позволяют использовать его не только по своему основному назначению (обработка почвы путем культивирования), но и для толкания/буксирования различных сменных приспособлений или буксирования транспортной тележки для перевозки грузов.
Судом учтено, что на 57 Сессии (март 2016 года) с учетом поправки к Сборнику Классификационных Мнений (58 сессия ВТО - октябрь 2016 года) Комитетом по Гармонизированной системе Всемирной таможенной организации принято классификационное решение в отношении аналогичного товара «энергетически автономные приводные устройства, управляемые пешеходом (мотокультиваторы) с одной ведущей осью, двигателем внутреннего сгорания (одноцилиндровым, с четырехтактным циклом, воздушным охлаждением, максимальная мощность: 4,8 (6,5) или 4,4 (6,0) кВт (л.с.)/3600 оборотов в минуту, топливным баком (на 6,5 или 3,5 л.) и рукоятками рулевого управления. Эти устройства представлены в разобранном виде вместе с двумя колесами и шинами, 44 фрезами (2+2) и дисковой фрезой для сухой почвы в одной коробке. Они предназначены для использования с различными сменными приспособлениями (например, окучниками, плугами, канавокопателями и т.д., которые не представлены в комплекте с устройствами), а также могут быть использованы для транспортировки на короткие расстояния или в качестве силового привода» в субпозиции 8701 10 ТН ВЭД.
На основании вышеизложенного, суд постановил, что решение Арбитражного суда Краснодарского края следует отменить, в удовлетворении заявленных требований отказать.
2.3. По делу №А32-13586/2018 оспорены решения по классификации товаров Новороссийской таможни на товар «соль…нитритная…».
Обществом ввезены и задекларированы товары «соль пищевая, пригодная для употребления в пищу, в полиэтиленовых мешках по 25 кг: нитритная 0,45 %; нитритная 0,6 %...». Товар классифицирован декларантом в подсубпозиции 2501 00 919 0 ТН ВЭД ЕАЭС.
По результатам контроля правильности классификации товаров Новороссийской таможней приняты решения по классификации товара, согласно которым вышеуказанный товар классифицирован в подсубпозиции 3824 99 960 9 ТН ВЭД ЕАЭС, что послужило основанием для обращения Общества в суд.
Решением суда первой инстанции заявленные требования удовлетворены.
Отменяя решение суда первой инстанции и принимая постановление в пользу таможенного органа судом апелляционной инстанции указано, что согласно сертификатам анализа, пояснениям производителя, представленным при декларировании, актам таможенного досмотра ввезенный товар «соль нитритная» представляет собой посолочно-нитритную смесь, состоящую из хлорида натрия с добавлением нитрита натрия в количестве 0,4%, 0,6%, используемую в мясоперерабатывающем производстве.
Таким образом, учитывая, что товар содержит в своем составе нитрит натрия, фактически является смесью хлорида натрия с нитритом натрия, и используется в мясоперерабатывающем производстве, является обоснованным вывод таможни о том, что он не может включаться в товарную позицию 2501 00 ТН ВЭД ЕАЭС.
Согласно пункту 31 Пояснений к товарной позиции 3824 в нее включаются соли для консервирования или засолки, состоящие из хлорида натрия с добавлением нитрита (нитриты) или нитрата натрия (нитраты).
Ввезенный товар не является отдельным элементом или отдельным соединением определенного химического состава, компоненты, входящие в состав товара, не обладают пищевой ценностью, то есть удовлетворяют тексту Пояснений к товарной позиции 3824 ТН ВЭД ЕАЭС.
Классификация должна осуществляться в первую очередь в соответствии с текстами товарных позиций или примечаний к разделам и группам.
Присутствие «пищевых продуктов или других веществ, имеющих пищевую ценность» в смеси недостаточно для исключения такой смеси из группы 38 при применении примечания 1(6). Вещества, имеющие пищевую ценность, которая является просто дополнительной к их значению как химических продуктов, например, пищевые или технологические добавки, не рассматриваются в данном примечании как «пищевые продукты или вещества, имеющие пищевую ценность».
Смеси, которые не включаются в группу 38, в соответствии с примечанием 1(6), являются смесями, которые используются в приготовлении продуктов питания и ценность которых определяется их питательными свойствами.
Таким образом, соль, классифицируемая в товарной позиции 2501 ТН ВЭД ЕАЭС, относится к разделу V ТН ВЭД ЕАЭС и не поименована в перечне «пищевых продуктов», что не позволяет рассматривать ее применительно к термину «пищевые продукты», используемому при классификации товаров в группе 38 ТН ВЭД ЕАЭС и, соответственно, не исключает ее из данной группы ТН ВЭД ЕАЭС.
Сама по себе теоретическая возможность использования ввезенного обществом товара в качестве самостоятельного пищевого продукта (соли), не свидетельствует о реальном (фактическом) его использовании.
Компоненты, входящие в состав товара, не обладают пищевой ценностью.
Кроме того, судом установлено, что определяющим признаком для классификации спорного товара в товарных подсубпозициях 2501 00 919 0 ТН ВЭД ЕАЭС или 3824 99 960 9 ТН ВЭД ЕАЭС является не наличие возможности употребления его в пищу, а наличие примесей – нитратов.
Согласно Примечанию 1 к товарной группе 25 продукты, подвергнутые обжигу, кальцинированию, полученные смешиванием или обработанные способами, не указанными в каждой товарной позиции, в данную группу не включаются.
Таким образом, ввезенный товар, полученный путем смешивания с нитритом натрия, предназначенным для обеспечения сохранности (консервации) и придания цвета готовой мясной продукции, не может быть использован для непосредственного употребления в пищу и соответственно не может быть отнесен к товарной позиции 2501 ТН ВЭД ЕАЭС.
2.4. По делу № А53-13841/2018 рассматривалось заявление Общества к Южному таможенному управлению о признании недействительным предварительного решения ЮТУ по классификации товара «направляющие в комплекте со стыковыми планками и соединительными болтами с гайкой».
В соответствии с описанием товара, приведенным в заявлении на получение предварительного решения, приложенных к нему документах, в соответствии с ОПИ ТН ВЭД 1 и 6, Южным таможенным управлением был определен код товаров 7308 90 980 9 ТН ВЭД ЕАЭС как фасонные профили, прочее.
Предполагаемый Обществом классификационный код товара 8431 31 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС, который включает части лифтов, скиповых подъемников или эскалаторов.
Однако, согласно тексту товарной позиции 8431 ТН ВЭД ЕАЭС в нее включаются части, предназначенные исключительно или в основном для оборудования товарных позиций 8425 – 8430.
В соответствии с текстом пояснений к товарной позиции 8431 ТН ВЭД ЕАЭС в неё включаются: подъемные грейферы, ковши, захваты и т.п.; барабаны лебедок и кабестанов; крановые стрелы; тележки, ковши, скипы и т.д. мостовых транспортирующих устройств; кабины, клети и платформы лифтов и т.п.; опоры, барабаны или ролики (содержащие и не содержащие приводные двигатели) для конвейеров; приводные и тормозные головки качающихся конвейеров и столов; устройства для улавливания и плавной остановки лифтов, механизмы стопорения скиповых подъемников и т.д.
Согласно пояснениям к товарной позиции 8431 ТН ВЭД ЕАЭС следует иметь в виду, что многие части не включаются в данную товарную позицию, поскольку они указаны где-нибудь еще в Номенклатуре, например, пружины подвески (товарная позиция 7320), двигатели (товарная позиция 8407 или 8408 и т.д.) и электрооборудование для зажигания или пуска (товарная позиция 8511).
В рассматриваемом случае спорный товар поименован в другой товарной позиции.
Так, в соответствии с текстом товарной позиции 7308 в нее включаются металлоконструкции из черных металлов (кроме сборных строительных конструкций товарной позиции 9406) и их части (например, мосты и их секции, ворота шлюзов, башни, решетчатые мачты, перекрытия для крыш, строительные фермы, двери и окна и их рамы, пороги для дверей, жалюзи, балюстрады, опоры и колонны); листы, прутки, уголки, фасонные профили, трубы и аналогичные изделия, из черных металлов, предназначенные для использования в металлоконструкциях.
В данную товарную позицию также включаются такие части, как плоские катаные изделия, «широкополосный прокат», в том числе так называемая универсальная широкополосная сталь, полосы, уголки, стержни, фасонные профили и трубы, которые были подвергнуты подготовительным операциям (например, просверлены, согнуты или надрезаны) для применения в конструкциях.
Кроме того, в соответствии с пунктом 175.3 распоряжения ФТС России от 15.08.2014 № 233-р года «О классификации по ТН ВЭД ТС отдельных товаров» (зарегистрировано в Минюсте РФ от 07.11.2014 № 34606) листы, полосы, стержни, фасонные и специальные профили, трубы считаются предназначенными для металлоконструкций и классифицируются в соответствующих товарных позициях (например, 7308 или 7610 ТН ВЭД ТС) лишь при условии, что в их отношении выполнены определенные технологические операции (сверление, фрезеровка, гибка, формовка, надрезка, сварка и т.п.), позволяющие непосредственно использовать упомянутые изделия в качестве элементов металлоконструкций. В противном случае данные товары классифицируются в соответствии с материалом, из которого они изготовлены (например, уголки, фасонные и специальные профили из углеродистой стали классифицируются в товарной позиции 7216 ТН ВЭД ТС).
Спорный товар соответствует вышеуказанным особенностям: подвергнут определенным технологическим операциям; представляет собой направляющие в виде стального Т-образного профиля; устанавливается в шахту лифта, с отверстиями на обоих концах для стыковых планок, в комплекте со стыковыми планками и соединительными болтами с гайкой и образуют металлоконструкцию в шахте лифта.
Суды трех инстанций согласились с позицией таможенного органа, указав, что спорный товар соответствует тексту субпозиции 7308 90 ТН ВЭД ЕАЭС «прочие», которая содержит подсубпозицию 7308 90 980 9 ТН ВЭД ЕАЭС «прочие».
3. Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с привлечением лиц к административной ответственности.
3.1. Общество обратилось в Арбитражный суд Астраханской области с заявлением к Астраханской таможне о признании незаконным и отмене постановления таможни о привлечении к административной ответственности по части 1 статьи 19.7.13 КоАП РФ.
Решением Арбитражного суда Астраханской области от 06.02.2019 по судебному делу № А06-10594/2018 в удовлетворении заявленных требований отказано.
Выводы суда основаны на доводах таможни, которые заключаются в следующем.
Астраханской таможней при осуществлении контроля за своевременностью предоставления статистических форм учета перемещения товаров выявлен факт несвоевременного предоставления в таможню статистической формы.
Обязанность по представлению в таможенный орган статистической формы учета перемещения товаров установлена для российского лица, которое заключило сделку либо от имени (по поручению) которого заключена сделка, в соответствии с которой товары ввозятся в Российскую Федерацию с территорий государств – членов ЕАЭС или вывозятся из Российской Федерации на территории государств - членов ЕАЭС, а при отсутствии такой сделки российского лица, которое имеет на момент получения (при ввозе) или отгрузки (при вывозе) товаров право владения, пользования и (или) распоряжения указанными товарами, в соответствии с ч. 2 ст. 104 Федерального закона от 27.11.2010 № 311 – ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 311 – ФЗ).
Постановлением Правительства РФ от 07.12.2015 № 1329 «Об организации ведения статистики взаимной торговли Российской Федерации с государствами – членами Евразийского экономического союза» утверждены Правила ведения статистики взаимной торговли Российской Федерации с государствами - членами Евразийского экономического союза, приложениями к которым являются статистическая форма учета перемещения товаров и Правила ее заполнения (далее – Правила).
В силу требований пункта 10 Правил непредставление или несвоевременное представление в таможенный орган статистической формы либо представление статистической формы, содержащей недостоверные сведения, влечет за собой ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях.
Общество представило таможенному органу статистическую форму учета перемещения товаров, содержащую недостоверные сведения, статистическая форма представлена с нарушением правил ее заполнения, арифметическими и (или) логическими ошибками.
На основании изложенного суд пришел к выводу, что в действиях Общества содержится состав административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.7.13 КоАП РФ, при этом действия юридического лица административным органом верно квалифицированы как представление в таможенный орган статистической формы учета перемещения товаров, содержащей недостоверные сведения.
3.2. Общество обратилось в Арбитражный суд Астраханской области с заявлением об изменении постановления Астраханской таможни по делу об административном правонарушении по ч. 1 ст. 19.7.13 КоАП РФ, в части размера административного наказания, заменив наказание в виде штрафа на предупреждение.
Решением суда по делу № А06-143/2019 в удовлетворении заявленных требований отказано ввиду следующего.
Астраханской таможней при осуществлении контроля за своевременностью предоставления статистических форм учета перемещения товаров выявлен факт несвоевременного предоставления в таможню статистической формы.
Обязанность по представлению в таможенный орган статистической формы учета перемещения товаров установлена для российского лица, которое заключило сделку либо от имени (по поручению) которого заключена сделка, в соответствии с которой товары ввозятся в Российскую Федерацию с территорий государств – членов ЕАЭС или вывозятся из Российской Федерации на территории государств - членов ЕАЭС, а при отсутствии такой сделки российского лица, которое имеет на момент получения (при ввозе) или отгрузки (при вывозе) товаров право владения, пользования и (или) распоряжения указанными товарами, в соответствии с ч. 2 ст. 104 Федерального закона № 311 – ФЗ.
Таким образом, не предоставив статистическую форму в установленный срок, Общество совершило административное правонарушение, ответственность за которое установлена по ч. 1 ст. 19.7. 13 КоАП РФ.
Исследовав материалы дела, Арбитражный суд Астраханской области пришел к выводу о доказанности события вменяемого правонарушения.
Наличие у Общества статуса субъекта малого предпринимательства, исходя из положений ч. 2 ст. 3.4 КоАП РФ, не является безусловным основанием для применения наказания в виде предупреждения.
Рассматриваемое правонарушение является формальным, в связи с чем, представляет угрозу охраняемым общественным отношениям независимо от наступления каких-либо негативных материальных последствий. Соответственно сам по себе факт отсутствия негативных материальных последствий, не является обстоятельством, свидетельствующим о наличии оснований для применения положений ст. 4.1.1 КоАП РФ и замены административного штрафа на предупреждение.
Аналогичные обстоятельства имели место при рассмотрении судебных дел №№ А12-44874/2018, А12-44875/2018, А12-44876/2018, А12-44877/2018, А06-144/2019, А06-145/2019, А12-867/2019, А06-12342/2018, 12-74/2019, 12-75/2019.
3.3. Общество обратилось в Арбитражный суд Астраханской области с заявлением к Астраханской таможне об отмене постановлений таможни по делам об административных правонарушениях.
Решениями Арбитражного суда Астраханской области по судебным делам №А06-4903/2018, №06-4891/2018 постановления таможни о привлечении к административной ответственности по части 3 статьи 16.2 КоАП РФ изменены в части назначения наказания - снижены размеры административных штрафов со 150 000 рублей до 75 000 рублей.
Суд, оценив фактические обстоятельства правонарушения, совершенного обществом впервые (иное в материалы дела не представлено), признание вины и устранение последствий нарушений, руководствуясь ст. 4.1 КоАП РФ, а также целями административного наказания, счел возможным изменить постановления таможни о привлечении Общества к административной ответственности по части 3 статьи 16.2 КоАП РФ в части назначения наказания, снизив размеры штрафов с 150 000 рублей до 75 000 рублей по каждому делу.
Снижение в данном случае административного наказания направлено на то, чтобы установленный размер административного штрафа не перестал быть средством предупреждения совершения новых правонарушений (часть 1 статьи 3.1 КоАП РФ) и не превратился в средство подавления экономической деятельности субъекта.
В рассматриваемой ситуации назначение административного наказания в виде штрафа в размере 75 000 рублей соответствует характеру совершенного обществом административного правонарушения, соразмерно его тяжести, является справедливым и отвечает принципам юридической ответственности, регламентированными КоАП РФ.
Указанным административным наказанием достигается цель административного производства, установленная статьёй 3.1 КоАП РФ, в то время как применение меры административного наказания в виде штрафа в размере 150 000 рублей в данном случае будет носить неоправданно карательный характер, направленный на экономическое подавление субъекта.
3.4. По судебному делу № А32-43652/2018 по заявлению ФГУП «Почта России» об отмене постановления по делу об административном правонарушении по части 1 статьи 16.9 КоАП РФ суды первой и апелляционной инстанций отказывая в удовлетворении заявленных требований руководствовались следующим.
Организация была привлечена к административной ответственности за осуществление выдачи товара, перемещаемого в международном почтовом отправлении (далее - МПО), без взимания суммы таможенных платежей, то есть до завершения таможенных операций, что повлекло за собой несанкциони-рованное включение во внутренний оборот государства товаров, находящихся под таможенным контролем, выдачу без разрешения таможенного органа товаров, находящихся под таможенным контролем.
В заявлении в суд ФГУП «Почта России» просит отменить постановление по делу об административном правонарушении ссылаясь на то, что предприятие признает факт совершения правонарушения, и не отрицает свою обязанность предусмотреть все необходимые условия для соблюдения действующего законодательства в области выдачи (передачи) товаров, находящихся под таможенным контролем, а также принять все меры к устранению правонарушения. Таможенным органом при принятии постановления не было принято во внимание материальное положение ФГУП «Почта России. Применение даже минимального штрафа нарушает принципы справедливости наказания и его соразмерности. Размер назначенного ФГУП «Почта России» штрафа, является несоразмерным выявленному правонарушению, существенно не нарушающему принципы и цели регулирования в области таможенных правоотношений, размеру причиненного вреда и степени вины правонарушителя. ФГУП «Почта России» предпринимало меры для надлежащего исполнения требований законодательства. Выдача почтового отправления без разрешения таможенного органа была допущена по невнимательности сотрудника, действия которого явились причиной совершения административного правонарушения.
Решением Арбитражного суда Краснодарского края в удовлетворении заявленных требований было отказано.
Организацией была подана апелляционная жалоба на указанное решение, которая была оставлена судом апелляционной инстанции без удовлетворения.
В соответствии с пунктом 36 приказа Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации от 31.07.2014 № 234 «Об утверждении Правил оказания услуг почтовой связи» выдача оператором почтовой связи международных почтовых отправлений адресатам (их уполномоченным представителям) производится с соблюдением требований таможенного законодательства.
Согласно пункта 1 и пункта 7 статьи 14 Таможенного кодекса Евразийского экономического союза (далее - ТК ЕАЭС) товары, ввозимые на таможенную территорию Союза, находятся под таможенным контролем с момента пересечения таможенной границы Союза, находятся под таможенным контролем до приобретения в соответствии с ТК ЕАЭС статуса товаров Союза.
Международные почтовые отправления - посылки и отправления письменной корреспонденции, которые являются объектами почтового обмена в соответствии с актами Всемирного почтового союза, сопровождаются документами, предусмотренными актами Всемирного почтового союза, пересылаются за пределы таможенной территории Союза из мест (учреждений) международного почтового обмена, либо поступают на таможенную территорию Союза в места (учреждения) международного почтового обмена, либо следуют транзитом через таможенную территорию Союза (подпункт 19 пункта 1 статьи 2 ТК ЕАЭС).
Согласно пункту 2 статьи 285 ТК ЕАЭС международные почтовые отправления выдаются назначенным оператором почтовой связи их получателям при условии выпуска товаров, пересылаемых в международных почтовых отправлениях, и уплаты таможенных платежей, специальных, антидемпинговых, компенсационных пошлин в отношении таких товаров в соответствии с ТК ЕАЭС.
ФГУП «Почта России», являясь оператором почтовой связи, в нарушении пункта 2 статьи 285 ТК ТС, осуществило выдачу международного почтового отправления получателю без выпуска товаров, пересылаемых в международном почтовом отправлении, без разрешения таможенного органа.
Оператором почтовой связи была ненадлежащим образом организована публично значимая деятельность в области таможенного дела - совершение операций в отношении перемещаемых через таможенную границу товаров, пересылаемых в МПО, отсутствие должного контроля со стороны руководства предприятия за действиями ответственных лиц.
Лицо, вступая в таможенные правоотношения, должно не только знать о существовании обязанностей, отдельно установленных для каждого вида правоотношений, но и обеспечить их выполнение, то есть соблюсти ту степень заботливости и осмотрительности, которая необходима для строгого соблюдения требований закона.
ФГУП «Почта России» не приняло всех необходимых и зависящих от него мер для обеспечения соблюдения действующего законодательства в указанной сфере. Вина предприятия в совершении вмененного правонарушения подтверждается имеющимися в деле доказательствами. В действиях предприятия установлен состава административного правонарушения.
Если заметили в тексте опечатку, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
 
Другие новости по теме:

  • Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров, а также делам, связанным возвратом (зачетом) таможенных платежей
  • Анализ судебной практики по спорам, связанным с ввозом (вывозом) товаров на (с) территорию (и) особых экономических зон
  • Обзор положительной судебной практики по судебным делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости, классификацией товаров в соответствии с ТН ВЭД, возвратом таможенных платежей и привлечением лиц к административной ответственности
  • Cпоры о возврате таможенных платежей
  • Судебная практика по вопросу корректировки таможенной стоимости

  • Вернуться
     

    Главная страница  |  Реклама на сайте  |  Обратная связь
    COPYRIGHT © 2008-2019   All Rights Reserved.