Регистрация | Войти

ENG  |  RSS  |  Мобильная версия  |   Обратная связь  

CustomsOnline - Все для участников ВЭД

 






» Анализ судебной практики по спорам, связанным с обжалованием решений, действий (бездействия) таможенных органов и (или) их должностных лиц, принятых по результатам проведения таможенного контроля после выпуска товаров за 1 квартал 2015 г.
14 января 2016 | Новости законодательства

В период с 2013 по 2015 года в судах различных инстанций участниками внешнеэкономической деятельности (далее – участники ВЭД) наиболее часто обжаловались следующие решения таможенных органов, принятые по результатам таможенного контроля после выпуска товаров:

- решения о корректировке таможенной стоимости товаров;

- решения о классификации товаров;

- решения об отказе в предоставлении льгот или тарифных преференций по уплате таможенных платежей.

1. Судебная практика по спорам, связанным с  обжалованием решений, действий (бездействия) таможенных органов при контроле таможенной стоимости товаров.

При рассмотрении дел данной категории суды, принимая решения не в пользу таможенных органов, в большинстве случаев указывают на недоказанность со стороны таможеных органов недостоверности или недостаточности документов (сведений), представляемых (заявляемых) декларантами для обоснования применения метода определения таможенной стоимости по стоимости сделки, отмечая при этом, что при помещении товаров под таможенные процедуры заявителями представлялись все необходимые документы, подтверждающие заявленную ими таможенную стоимость

В большинстве случаев судами не принимаются в качестве доказательства обоснованности решения о корректировке заявленной декларантом таможенной стоимости следующие представляемые таможенными органами документы:

- о физических характеристиках товаров;

- пояснения по условиям продажи;

- экспортные декларации;

- ответы на международные запросы.

По мнению судов такие документы не являются основными и обязательными документами, на основании которых таможенный орган может сделать вывод о правильности определения таможенной стоимости по методу определения таможенной стоимости товаров по стоимости сделки (дела № А51-12308/2014, № А40-16909/15, № А06-4179/2012, А59-4809/2014, № А32-25990/2014).

1.1. При проведении выездной таможенной проверки таможенным органом установлено, что на момент выдачи коносамента для перевозки товаров на условиях Freight Prepaid фрахт фактически не был оплачен.

Также установлено, что после таможенного декларирования товар был реализован по договору поставки, а по факту оказания услуги по морской перевозке компанией перевозчиком в адрес покупателя был выставлен счет-фактура за услугу – «океанский фрахт» Ningbo-Vostochy. Оплата фрахта была осуществлена по платежному поручению в соответствии с заключенным покупателем и компанией перевозчиком агентским договором и заявкой на организацию морской перевозки контейнеров.

Кроме того, при анализе сведений, содержащихся в коносаменте, представленном декларантом, и сведений, представленных таможенному органу компанией перевозчиком, таможенным органом установлены несоответствия по условиям оплаты фрахтовых платежей, а именно – коносамент, представленный в таможенный орган перевозчиком при прибытии на таможенную территорию Таможенного союза, содержит отметку «Freigh to be at Yekaterinburg, sve», которая предусматривает, что фрахт должен быть оплачен в Екатеринбурге, в то время как, в коносаменте, представленном заявителем, содержится отметка о перевозке товаров на условиях «Freigh Prepaid» (морской фрахт оплачен на дату принятия товара к перевозке (на дату погрузки на судно).

При рассмотрении судебного дела № А51-12308/2014 таможенным органом было указано на то, что в соответствии с условием поставки CFR Восточный обязанность по оплате расходов, связанных с доставкой товара возложена на продавца, то есть, иностранного партнера. Одновременно таможенным органом представлены суду доказательства, полученные в рамках выездной таможенной проверки и подтверждающие наличие расходов, связанных с международной перевозкой, у российской компании – конечного получателя товара (собственника).

Вместе с тем, решение о корректировке таможенной стоимости товаров признано арбитражными судами незаконным со ссылкой на отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих, что при оплате фрахтового платежа третье лицо действовало от имени и по поручению декларанта. Указанная позиция была поддержана Верховным Судом Российской Федерации, который определением от 24.04.2015 отказал Находкинской таможне в передаче заявления для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам.

Аналогичная позиция  содержится в определении Верховного Суда Российской Федерации от 23.03.2015  по делу № А51-10215/2014.

1.2. По делу № А82-8432/2014 таможенный орган в результате камеральной проверки установил, что доставка товара заявителю осуществлялась продавцом железнодорожным транспортом. Согласно представленному перевозчиком договору транспортной экспедиции транспортные расходы по доставке товара заявителю понес продавец товара. На основании имевшейся, а также  полученной в результате камеральной проверки информации таможенным органом сделан вывод о том, что расходы по доставке товаров на таможенную территорию Таможенного союза в структуру таможенной стоимости товаров декларантом не включены, в связи с чем принято решение о корректировке таможенной стоимости, заявленной декларантом, согласно которому таможенная стоимость подлежит определению по резервному методу на основании ценовой информации о стоимости товаров согласно экспортной декларации страны вывоза, с учетом транспортных расходов продавца по доставке вышеуказанных товаров на условиях DAP-Кострома. Таможенная стоимость товаров была определена таможенным органом исходя из информации, содержащейся в экспортной декларации, договоре транспортной экспедиции, заказе на перевозку и инвойсе.

Удовлетворяя требования декларанта, суд исходил из того, что стоимость товара, определенная внешнеторговым контрактом и фактически уплаченная продавцу, включает в себя, в том числе и транспортные расходы. Во внешнеторговом контракте, в рамках которого декларантом ввезен товар, указано, что в стоимость товара включена: страховка товара при погрузке от потери, повреждения в пользу покупателя, экспортная упаковка для длительных перевозок, надлежащая маркировка, погрузка и закрепление коробок с товаром в вагон или контейнер или самолет, транспортировка и прочие расходы, пошлины и сборы.

В инвойсе, представленном продавцом товара, указана как общая стоимость поставки, так и включенная в нее стоимость фрахта до города Кострома. Кроме того, факт включения в стоимость ввезенного товара расходов по доставке данного товара (фрахта) до города Кострома, подтверждается также спецификацией к внешнеторговому контракту, перепиской покупателя с продавцом, сведениями о банковских переводах, а таможенным органом не представлено достаточных доказательств того, что декларантом дополнительно оплачивались какие-либо транспортные расходы, помимо указанных поставщиком в инвойсе и спецификации.

1.3. Корректировка таможенной стоимости танкера произведена таможенным органом на основании данных, имеющихся в распоряжении Южного таможенного управления, документами, представленными таможенной службой Украины, а также заключения специалиста Экспертно-криминалистической службы - региональный филиал ЦЭКТУ г. Ростов-на-Дону (далее – специалист ЭКС) о рыночной стоимости данного судна.

Однако судом при рассмотрении дела № А32-25990/2014 критически оценено заключение специалиста ЭКС, поскольку указанное заключение не оформлено надлежащим образом, изложено в виде информации, в нем отсутствуют ссылки на стандарты оценки, отсутствует надлежащее обоснование примененных стоимостей, не приведены доказательства сопоставимости цен, использованных при анализе и установлении рыночной цены, судно при проведении экспертизы не осматривалось.

По решению суда в отношении спорного товара проведена судебная экспертиза.

Согласно заключению эксперта по судебной экспертизе рыночная стоимость танкера значительно ниже его рыночной стоимости определенной специалистом ЭКС.

Заключение, представленное экспертом Торгово-промышленной палаты Краснодарского края, соответствует требованиям законодательства об оценочной деятельности, в том числе федеральным стандартам оценки, эксперт был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Кроме того, при проведении судебной экспертизы было обеспечено присутствие представителя таможенного органа.

Таким образом, решение таможенного органа, принятое на основе данных, вызывающих сомнение в их объективности, и не может быть признано правомерным.

Довод таможенного органа о том, что таможенная стоимость судна не может быть ниже стоимости произведенного ремонта отклонен судом, поскольку наличие или отсутствие ремонта может оказать то или иное влияние на формирование стоимости судна, но сама рыночная стоимость не находится в безусловной прямой зависимости от факта проведения ремонта.

1.4. Имеет место и положительная судебная практика обжалования решений и действий, принятых и совершенных таможенными органами при осуществлении контроля таможенной стоимости в рамках проведения таможенного контроля после выпуска товаров (судебные дела №№ А32-8869/2015, А56-13782/2014, А76-10926/2015, А04-3533/2015).

Суды, рассматривая указанные выше дела и оценивая решения таможенных органов о корректировке таможенной стоимости как законные и обоснованные, обращали внимание на следующие обстоятельства и факты, которые в дальнейшем  были положены в основу вынесенных в пользу таможенных органов судебных актов.

При декларировании товаров в таможенном органе страны вывоза и в таможенном органе Российской Федерации сторонами внешнеэкономической сделки представляются документы, подтверждающие заявленные сведения о товаре. В этой связи сведения, заявленные при экспортном декларировании в таможенном органе страны вывоза, должны быть идентичны сведениям, заявленным при декларировании товара в таможенном органе Российской Федерации. Обратное, по мнению судов, является свидетельством не соблюдения, в том числе, требования, установленного пунктом 4 статьи 65 Таможенного кодекса Таможенного союза, согласно которому таможенная стоимость товаров и представляемые сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации.

Одновременно судами учитывалось и то обстоятельство, что участниками ВЭД не представлены доказательства, бесспорно подтверждающие правильность определения ими заявленной таможенной стоимости товара и опровергающие информацию о цене, содержащуюся в экспортных декларациях.

2. Судебная практика по спорам, связанным с обжалованием решений таможенных органов по классификации товаров.

Основными причинами признания незаконными указанных решений таможенных органов являются:

- недостаточное, по мнению судов, обоснование таможенными органами классификации товара в конкретной подсубпозиции ТН ВЭД ТС (ТН ВЭД ЕАЭС);

- различный подход судов и таможенных органов к определению основного предназначения (свойства) товара, имеющего определяющее значение для его правильной классификации;

- предпочтение судов результатов судебной или иной экспертизы результатам таможенной экспертизы.

2.1 По делу № А43-8155/2014 на основании заключения эксперта Экспертно-криминалистической службы – региональный филиал ЦЭКТУ г. Нижний Новгород таможенным органом по результатам камеральной проверки принято решение об изменении заявленного декларантом классификационного кода вывезенного товара. Несмотря на то, что экспертиза была проведена в отношении товара, указанного в одной таможенной декларации, ее результаты использованы таможенным органом в отношении товаров, вывезенных заявителем по другим таможенным декларациям.

Суд, принимая решение не в пользу таможенного органа, указал на то, что определить, является ли спорный товар медным порошком, возможно лишь в результате экспертизы. Распространение выводов таможенной экспертизы, проведенной в отношении одной партии товара, на иные партии одноименного товара, вывезенного в другое время, таможенным законодательством не предусмотрено.

2.2. По делу № А43-11967/2014 декларант ввез на территорию Российской Федерации товар – изделия из пластмассы, являющиеся, в том числе, фурнитурой для транспортных средств предназначеной для пульта управления климатической установкой автомобиля «ГАЗель», в графе 33 декларации на товары указал код товара 3926 30 000 9 ТН ВЭД ТС.

По мнению таможенного органа, товар предназначен для удобного нажатия на микропереключатели; для идентификации функции микропереключателя за счет символики, нанесенной на поверхности кнопок; для улучшения внешнего вида интерьера салона автомобиля; для уменьшения попадания пыли на плату управления; является органом управления панели управления автомобиля; применяется исключительно с пультами управления климатической установки для автомобиля, следовательно, является ее частью и, соответственно, должен классифицироваться в подсубпозиции 8538 90 990 0 ТН ВЭД ТС.

Суд отменяя классификационное решение таможенного органа в своем решении указал, что рассматриваемые кнопки не выполняют функции передачи электрического сигнала, климатическая установка автомобиля «ГАЗель» может функционировать без указанных кнопок; связь декоративных кнопок с климатической установкой автомобиля «ГАЗель» носит дизайнерский характер, воспринимаемый в интерьере автомобиля комплексно; у рассматриваемого товара отсутствует иное функциональное предназначение кроме как фурнитура интерьера автомобиля.

2.3. По делу № А55-15005/2014 Самарской таможней признаны несоответствующими таможенному законодательству решения Тольяттинского таможенного поста о подтверждении заявленного декларантом  классификационного кода товара 8708 30 990 9 ТН ВЭД ТС «Части и принадлежности моторных транспортных средств товарных позиций 8701 - 8705: прочие части тормозов» и принято решение о его изменении на классификационный код 7306 90 000 9 «Прочие трубы, трубки и профили полые из черных металлов».

Исследовав представленные сторонами доказательства, а также  принимая во внимание тот факт, что пригодность товара исключительно для доработки в тормозные трубопроводы автомобиля подтверждена материалами дела и таможенным органом не опровергается, суд пришел к выводу, что технические характеристики товара прямо указывают на то, что ввезенные комплектующие для производства тормозных трубопроводов могут быть использованы только как часть тормозной системы легкового автомобиля, в связи с чем оснований для классификации товара по коду, определенному Самарской таможней не имелось.

Определением Верховного Суда Российской Федерации в от 26.10.2015 № 306-КГ15-12910 в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации Самарской таможне отказано.

2.4. В рамках проведения таможенного контроля таможенным органом назначена экспертиза, проведение которой было поручено эксперту Экспертно-криминалистической службы Центрального экспертно-криминалистического таможенного управления, регионального филиала в г. Нижний Новгород

В ходе таможенной экспертизы эксперт пришел к однозначному выводу, что представленные для исследования товары являются малогабаритными тракторами (мотоблоками), управляемыми рядом идущим водителем. Признак, позволяющий различить мотоблоки и фрезерные культиваторы – наличие/отсутствие вала отбора мощности или активного шкива.

Не согласившись с решениями таможенного органа о классификации товаров, на основании которых увеличен размер таможенных платежей, посчитав, что данные решения не соответствуют закону и нарушают права и законные интересы общества в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, общество обратилось в арбитражный суд.

По решению суда в отношении спорного товара проведена судебная экспертиза.

По делу № А72-12912/2013 судами исследовались экспертизы, проведенные Центральным экспертно-криминалистическим таможенным управлением регионального филиала в г. Нижний Новгород и судебным экспертом.

Из заключения судебного эксперта следует, что основным назначением спорных товаров является рыхление поверхностного слоя почвы без переворачивания пласта фрезами. Управление данными товарами осуществляется рядом идущим оператором с помощью органов управления, расположенных на специальных опорных ручках. Все представленные товары имеют возможность использования навесных орудий, но возможность использования прицепных орудий отсутствует. Указанные в декларации товары не являются малогабаритными тракторами (мотоблоками), так как мотоблок – это универсальный одноосный малогабаритный трактор, у которого тягловое усилие создается за счет сцепления ведущих колес с землей и который предназначен для привода сменных навесных и прицепных машин, орудий и прицепов, в то время как основным назначением спорных товаров является рыхление поверхностного слоя почвы с помощью фрезы, а сменные колеса предназначены для транспортировки изделия на небольшие расстояния; тяговое усилие у спорных товаров создается рабочим органом-фрезой, а не пневматическими колесами как у мотоблока; спорные товары не предназначены для транспортировки прицепов в отличие от мотоблоков; спорные товары не имеют тормозной системы в отличие от мотоблоков.

По мнению эксперта, в связи с отсутствием тормозной системы, спорный товар невозможно отнести к тракторам; товар колесами не оборудован, «движитель» товара не колеса, а фреза.

Доводы Ульяновской таможни о том, что на товар приклеены шильды с маркировкой «Дизельный мотоблок 1100АЕ», «Дизельный мотоблок 1100В», «Дизельный мотоблок 1100С», «Дизельный мотоблок 1100D», «Дизельный мотоблок 900М» были отклонены, а эксперт пояснил, что данный факт не свидетельствует о том, что товар в действительности является мотоблоком.

С учетом оценки выводов судебной экспертизы суды пришли к выводу о том, что товар является мотокультиваторами и относится к товарной позиции 8432 29 100 0 ТН ВЭД ТС.

3. Судебная практика по делам, связанным с оспариванием решений таможенных органов об отказе в предоставлении льгот по уплате таможенных пошлин в отношении условно выпущенных товаров, ввозимых иностранными инвесторами в качестве вклада в уставный капитал организаций, в связи с несоблюдением требований пункта 4 Порядка применения освобождения от уплаты таможенных пошлин при ввозе отдельных категорий товаров на единую таможенную территорию Таможенного союза, утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 15 июля 2011 г. № 728 (далее – Решение КТС № 728, Порядок).

Поводом для обращения участника ВЭД в Верховный Суд Российской Федерации явилось несогласие с решением таможенного органа о доначислении таможенных платежей, вынесенного по результатами внеплановой выездной таможенной проверки соблюдения таможенного законодательства, в соответствии с которым установлено, что условно выпущенные товары переданы декларантом во временное пользование (сданы в аренду) после вступления в силу Решения КТС № 728.

В связи с тем, что заявителем передача во временное пользование транспортных средств (92 автопогрузчиков с вилочным захватом) осуществлена после вступления в силу Решения КТС № 728, таможенные органы посчитали, что у общества возникло обязательство по уплате таможенных пошлин в отношении товара, ввезенного в качестве вклада иностранного учредителя в уставной капитал поскольку допущено нарушение требований и ограничений таможенной процедуры условного выпуска товара, установленных абзацем 3 пункта 4 Порядка вступившего в силу 18.08.2011, выразившееся в совершении сделок, предусматривающих передачу товаров, ввезенных с освобождением от таможенных платежей во временное пользование (аренду) после 18.08.2011.

Удовлетворяя требования заявителя Верховный Суд Российской Федерации (определение от 30 сентября 2015 г. по делу № 302-КГ15-2428, А33-13635/2013) указал, что в данном случае важно учитывать, что имущество (автопогрузчики с вилочным захватом) было ввезено на таможенную территорию Российской Федерации в период действия правового регулирования, которое не содержало ограничений по использованию имущества, кроме его реализации,  следовательно, разумные ожидания участников таких отношений были обусловлены правилами, закрепленными в действовавшем в период инвестирования законодательстве. Новые ограничения являются неожидаемым бременем для заявителя.

Кроме того, в силу положений статей 1 (часть 1), 2, 17 (часть 1), 18, 19 и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации недопустимо придание обратной силы нормам, ухудшающим правовое положение лиц, что неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации в своих постановлениях:

- применение ранее установленных условий реализации прав и свобод должно осуществляться на основе принципа поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, который предполагает сохранение разумной стабильности правового регулирования и недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм;

- значение данного принципа не ограничивается только сферой собственно законодательного регулирования, а в полной мере относится и к действиям государства, связанным с заключением и исполнением международных договоров Российской Федерации (постановления от 24.05.2001 8-П, от 29.01.2004 2-П, от 20.04.2010 9-П, от 20.07.2011 20-П, от 27.03.2012 № 8-П и др.).

Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, подчеркивающие недопустимость придания обратной силы нормативным установлениям, ухудшающим правовое положение граждан, и безусловность надлежащего гарантирования прав и законных интересов субъектов длящихся правоотношений в случае внесения изменений в нормативные параметры их реализации, имеют межотраслевое значение, а потому в силу статей 15 (части 1 и 4) и 79 Конституции Российской Федерации подлежат обязательному применению в отношении действующего нормативного правового регулирования таможенных отношений, включая входящие в состав таможенного законодательства Таможенного союза решения Комиссии Таможенного союза (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 17.11.2011 1487-О-О, от 02.07.2013 1050-О, от 22.01.2014 132-О, от 20.03.2014 513-О и др.).

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, применяя пункт 4 Порядка, компетентные органы публичной власти Российской Федерации и должностные лица обязаны учитывать, на каких условиях осуществлялось предоставление таможенных льгот в отношении товаров, ввезенных на территорию Российской Федерации в качестве вклада в уставный капитал, и, если оно имело место в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации 23 июля 1996 г. № 883 «О льготах по уплате ввозной таможенной пошлины и налога на добавленную стоимость в отношении товаров, ввозимых иностранными инвесторами в качестве вклада в уставный (складочный) капитал предприятий с иностранными инвестициями» (далее – Постановление № 883) до вступления в силу данного Порядка (т.е. до 18 августа 2011 года), - избегать пересмотра установленного на момент предоставления таких льгот правового режима их использования (прекращения), противоречащего общеправовому принципу «закон обратной силы не имеет».

Иное, фактически означая непредсказуемый отказ Российской Федерации от публично-правовых обязательств, принятых на себя при предоставлении таможенных льгот в отношении таких товаров, приводило бы к недопустимому с точки зрения конституционного принципа правового государства игнорированию правомерных ожиданий субъектов соответствующих экономических (инвестиционных, таможенных) правоотношений и не отвечало бы конституционно значимым целям обеспечения единства экономического пространства, устойчивого роста деловой активности, поддержки добросовестной конкуренции и взаимовыгодного инвестиционного сотрудничества (часть 1 статьи 8; часть 2 статьи 34 Конституции Российской Федерации).

Таким образом, исходя из общепризнанных международных и конституционных принципов правовой определенности, предсказуемости правового регулирования и недопустимости действия с обратной силой (ретроспективно) норм закона, ухудшающих положение лица, такое ограничение как передача во временное пользование товаров, ввезенных с освобождением от таможенных пошлин, не распространяется на отношения по внесению товаров в качестве вклада иностранного инвестора в уставный капитал российских обществ на основании положений Постановления № 883, в связи с чем декларант правомерно и обоснованно имел разумные ожидания, что таможенный режим ввоза и льготирования таких товаров в отношении него не будет изменен в сторону ухудшения.

Кроме того, Судебная коллегия учитывает, что публично-правовая цель преференции, предусмотренной пунктом 2 Постановления № 883, в виде привлечения иностранного инвестирования в экономику Российской Федерации в данном случае достигнута – стороны спора не отрицают факт создания и эффективного функционирования в настоящее время на основе имущества, ввезенного в качестве вклада в уставный капитал общества, производственного предприятия.

Аналогичная позиция содержится в решениях Суда Евразийского экономического сообщества от 1 ноября 2013 года, от 24 февраля 2014 г.

Согласно позиции ФТС России, доведенной до сведения таможенных органов (письмо ФТС России от 28 мая 2012 г. № 23-20/26488 «О применении Решения Комиссии Таможенного союза»), Решение КТС № 728 не содержит переходных положений в отношении товаров, выпущенных условно и находящихся под таможенным контролем, в случаях выхода иностранного лица из состава учредителей (участников) организации или передачи таких товаров во временное пользование до вступления в силу указанного Решения. В связи с этим таможенный контроль в отношении таких товаров проводится в части выполнения условий, установленных пунктом 2 Постановления № 883 без учета положений абзаца 3 пункта 4 Порядка.

Если заметили в тексте опечатку, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

 
Другие новости по теме:

  • Обзор судебной практики таможенных органов по спорам, связанным с нарушением временного ввоза транспортных средств по причине их хищения третьими лицами
  • Уставной капитал сдан в аренду
  • Таможня нарушила метод определения таможенной стоимости товара
  • Судебная практика по вопросу корректировки таможенной стоимости
  • Процедура контроля таможенной стоимости (КТС)

  • Вернуться
     

    Главная страница  |  Реклама на сайте  |  Обратная связь
    COPYRIGHT © 2008-2016   All Rights Reserved.