Регистрация | Войти

ENG  |  RSS  |  Мобильная версия  |   Обратная связь  

CustomsOnline - Все для участников ВЭД

 






» Целлюлозно-бумажная промышленность России все больше зависит от Китая
22 апреля 2011 | Новости ВЭД

Поставки в Китай российской целлюлозы приносят ее производителям ежегодно сотни миллионов долларов. Влияние этой страны как основного импортера российской целлюлозы усиливается, и уже сегодня альтернатив китайскому потребителю у России нет. Как и у прочих мировых поставщиков.
Китай обеспечивает основной прирост мирового потребления целлюлозы (до 70%) и является основным импортером из России. На протяжении последних лет (и в докризисный, и в посткризисный периоды) его потребности остаются главным и определяющим индикатором мирового рынка. Именно растущий спрос со стороны Китая спас мировую целлюлозно-бумажную промышленность в 2009 году и способствовал ее стабилизации в 2010-м.
Если говорить о России, то, по данным Федеральной таможенной службы (ФТС), объем экспорта древесной целлюлозы в 2010 году по сравнению с 2009 годом вырос на 59,2% до $1,03 млрд. В натуральном выражении показатель составил 1,7 млн тонн, из которых в Китай было поставлено более 800 тыс. тонн, около половины всего объема. На китайском рынке российские производители заработали около $500 млн. В этом году доля Китая еще увеличится за счет роста цен (на 30% за 2010 год) и объемов экспорта. Только за январь–февраль 2011 года Россия поставила в Китай 133 тыс. тонн целлюлозы, что на 36,1% выше показателя прошлого года. Объем экспорта в деньгах – $110 млн. Это на 79,9% больше, чем в январе–феврале 2010 года.
Наше все. По словам Ольги Деулиной, независимого аналитика по ЛПК, уже много лет Китай – основная страна, куда экспортируется российская целлюлоза. Налицо недиверсифицированный клиентский портфель у целой отрасли. «Туда уходит около 50% от общего объема отечественного производства, – говорит она. – И российским компаниям постоянно угрожает опасность снижения спроса со стороны Китая».
Группа «Илим» является крупнейшим российским поставщиком целлюлозы в Китай и опережает остальных с большим отрывом. В общем-то, доля рынка более 60% логична для крупнейшего производителя страны. В 2009 году филиалы компании, расположенные в Братске и Усть-Илимске Иркутской области, установили рекорд, отгрузив в Китай более 1 млн тонн целлюлозы и картона. Группа «Илим» выпускает около 2,5 млн тонн целлюлозно-бумажной продукции в год, то есть Китай потребляет примерно 40% товара компании.
Почти полностью ориентированы на китайский рынок ЦБК Сибири. Например, скандально известный «Байкальский ЦБК» до остановки экспортировал туда более 90% своей продукции. Однако доля поставок в Китай велика даже у производителей Северо-Запада, в регионе сосредоточено большинство крупнейших игроков): «Соломбальского ЦБК», «Сегежского ЦБК», «Питкяранты». Например, завод «Питкяранта», расположенный в Карелии, далеко не самом близком к Китаю регионе, поставляет в Поднебесную 35% своей продукции. Причем на втором месте среди зарубежных покупателей стоит Индия (17,8%), и только потом идут более близкие Украина и европейские страны. На российском рынке оседает менее 10% товара.
Выгодные перспективы. В будущем значение Китая для российской промышленности может вырасти еще больше за счет совместных проектов. Например, компания «Базовый Элемент» и китайский производитель химического волокна TangShan SanYou XingDa Chemical Fiber подписали соглашение о намерениях, которое предусматривает создание СП на базе Енисейского ЦБК (входит в «лесную» компанию «Базэла» «Континенталь Менеджмент»). Проектом запланирована модернизация предприятия в 2011–2015 годах, объем инвестиций – $300 млн. На первом этапе в этом году будет организовано производство 30 тыс. тонн небеленой вискозной целлюлозы в год, которая будет перерабатываться в Китае. К концу проекта производственная мощность достигнет 300 тыс. тонн. «Китай заинтересован в том, чтобы продукция глубокой переработки производилась внутри страны, – говорит Милена Авада, представитель компании «Континенталь Менеджмент». – Поэтому в России Китай будет открывать совместные предприятия по производству полуфабрикатов».
Без вариантов. Альтернативы китайскому рынку для российских производителей сегодня не существует. «Прочие рынки неактуальны с точки зрения поставок, – объясняет ситуацию Вера Бубело, директор по продажам и маркетингу бизнес-единицы «Илим Восток». – Чтобы поставить целлюлозу в европейскую часть, надо доставить ее до порта, а это в 2 раза дороже, чем доехать до границы с Китаем, который ближе. Затем от порта целлюлозу надо везти дальше, и в итоге затраты возрастают на 70%. К тому же Китай – очень емкий рынок». Участники рынка признают, что ориентированность на конкретного потребителя сопряжена с рисками – рынок Китая периодически проседает, иногда 2 раза в год. По словам Веры Бубело, особенность китайского рынка состоит именно в его спекулятивной составляющей. Периодически он перегревается, падает, потом опять перегревается и т.д., но в течение года эти колебания нивелируются.
Спасает то, что зависимость России и Китая в области производства и потребления целлюлозы обоюдная. Конкурентов у России немного, и дела у них в последнее время неважные. Например, серьезным поставщиком считалась Чили. Но после землетрясения в феврале 2010 года в стране появился дефицит сырья, выросли спрос и цены на полуфабрикаты, картон, бумагу. Конечно, рост поставок из России сразу подскочил. Но даже без учета последствий землетрясения Чили не имеет ресурсов для расширения – в небольшой стране и так уже работают 16 заводов.
А потребности Китая продолжают расти, особенно в сегменте хвойной целлюлозы. Правда, продукция требуется исключительно дешевая. «Есть один нюанс: Китай – производитель дешевой продукции. И китайская целлюлозная продукция глубокой переработки тоже должна быть дешевой, это означает дешевые поставки целлюлозы из России, – говорит Милена Авада. – Поэтому российская промышленность вынуждена проводить жесткую политику по снижению издержек, поддерживая конкурентоспособную себестоимость продукции».
Елок нет. Радостное известие в том, что свое производство целлюлозного полуфабриката Китаю наладить затруднительно. С одной стороны, правительство страны активно поддерживает лесопереработку, например, действует программа компенсаций всех затрат на поставку леса для производителей. Но если КНР ежегодно вводит новые мощности по бумаге и налаживает производство целлюлозы из лиственных пород – щепу привозят из Австралии, Индонезии, – то хвойную щепу взять неоткуда, а своих елок нет. В прошлом году в Китае открылся завод-миллионник по выпуску лиственной целлюлозы, но его появление российских производителей не пугает. «К 2013 году увеличение мощностей по выпуску лиственной целлюлозы составит 1,6 млн тонн, – продолжает Вера Бубело. – Однако это всего около 5% от общих потребностей Китая в целлюлозе. Переводить свои заводы на производство хвойной целлюлозы китайцам экономически невыгодно – лучше докупать необходимый объем. А своего хвойного леса у них нет». Поэтому, даже если каждому китайцу придет в голову посадить по елке, российские производители могут спать спокойно как минимум 30 лет. Пока деревья не вырастут.

Если заметили в тексте опечатку, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

 
Другие новости по теме:

  • Импорт вина в Китай вырос почти на 32%
  • Производство нержавейки в Китае выросло на 11%
  • Томская область оценила экономические отношения с Китаем
  • Мировой рынок хлопка в деталях
  • Российский рынок крупы в ожидании роста предложения

  • Вернуться
     

    Главная страница  |  Реклама на сайте  |  Обратная связь
    COPYRIGHT © 2008-2016   All Rights Reserved.